Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Уголовно-исполнительная система России: проблемы развития

Россия не так давно побила грустный рекорд - обогнав США и Китай, заняла лидирующее место по количеству осужденных на сто тысяч населения. Это предел? Конечно же, нет. Сегодня много говорится о том, что Министерство юстиции РФ готовит масштабную реформу системы наказаний. Поскольку я много лет проработал в тюремной системе, хочу поделиться своим взглядом на проблемы мест не столь отдаленных.

Памятник истории

Ни для кого не секрет, что 20 процентов зданий СИЗО в России были построены в XVIII-XIX веках. Из них почти 40 процентов требуют ремонта. Для этого была утверждена Федеральная целевая программа "Развитие уголовно-исполнительной системы". За счет нее ФСИН только в 2007 году освоила 2,9 миллиарда рублей из федерального бюджета. За счет этих средств "ввели в строй" 2338 мест, а за счет всех источников финансирования введено 5112 мест. К сожалению, штабу тюремной системы так и не удалось сформировать в обществе мнение, что лишение свободы - это исключительная мера, применяемая только за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Государство выделяло столь необходимые миллиарды рублей - свыше 73 миллиардов рублей по Федеральной целевой программе на проектирование и реконструкцию тюрем и колоний. Но при этом, несмотря на регулярные поездки за рубеж для обмена опытом, пока нет реальных предложений использовать опыт строительства учреждений в других странах с привлечением частного капитала в рассрочку на 25 лет под гарантии правительства. Поэтому сегодня в следственных изоляторах четверти субъектов РФ норма квадратных метров на одного человека очень далека от необходимого.

Отличие тюрьмы от зоны

Штаб нашей тюремной отрасли больше 20 лет не менял градацию исправительных учреждений по видам режимов содержания. Только вчитайтесь, сколько у нас их! Тюрьма, потом идут колонии: особого, строгого, общего режимов, воспитательные, воспитательные для осужденных девочек-преступниц, женские, для осужденных женщин с детьми, лечебно-исправительные, для пожизненников, колонии-поселения! Такое разделение обрекает миллионы людей на конвоирование.
В год по бескрайним просторам нашей страны передвигаются свыше двух миллионов человек. Таковы данные ФСИН России за 2006 год. Этому способствуют и "размытые" нормы статьи 73 Уголовно-исправительного кодекса РФ о месте отбывания наказания. Эти нормы позволяют злоупотреблять служебным положением нечистым на руку сотрудникам. А еще они дают концентрироваться в местах лишения свободы профессиональной преступности. На этапах, в транзитно-пересыльных пунктах людям приходится проходить горькие курсы обучения правилам и обычаям преступного мира. Особенно тяжело тем, кто впервые осужден. Но еще хуже несовершеннолетним.
Практика массового вывоза осужденных для отбытия наказания за пределы родных регионов нередко приводит к разрушению социально полезных связей, трудностям при регистрации и трудоустройстве после отбытия наказания. А ведь проблема трудоустройства "на воле" как никогда актуальна во время кризиса. С этими трудностями ежегодно встречается более чем 200 тысяч освобождаемых из заключения.
Курс же на превращение 755 исправительных учреждений страны в центры социальной адаптации оказался ошибочным. А ведь в них отбывает наказание больше 530 тысяч человек, осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Профилактика за колючей проволокой

По отчетам Минюста России, "провальная" ситуация с оплачиваемыми рабочими местами в исправительных учреждениях, о которых много шумели в прессе, усугубляется. Это нарушает статью 103 УИК РФ. Безденежье и безработица прочно утвердились за колючей проволокой. У осужденных нет возможности возмещать причиненный ущерб потерпевшим (статья 107 УИК РФ). По данным за 2006 год, только 29 процентов осужденных возмещали ущерб пострадавшим. И этот "рекорд" трехлетней давности еще не предел. Устарели подходы к получению среднего образования в зоне. А это важно - 10 процентов вновь поступающих в колонии несовершеннолетних преступников не имеют за плечами ни одного класса школы!
Не ушли в прошлое многочисленные инструкции на тему, как питаться, одеваться, ходить, когда и с кем встречаться, и т.д. и т.п. Инструкции зарегламентировали жизнь заключенных до такой степени, что сами превратились в дополнительный вид наказания. Если собрать все вместе - невозмещение ущерба, отношение к труду, учебе, соблюдение режима, то результат для осужденного получается грустный. Он называется - отрицательная характеристика в суде, где рассматривают вопрос условно-досрочного освобождения, о возможном выходе на свободу раньше срока - к семье. И это нигде не обжалуешь! Нет сегодня такой вышестоящей судебной инстанции. Кассационного обжалования статьи 175 УИК РФ в правовой природе не существует.

Начальник на зоне

В судебной защите сегодня нуждаются почти 30 тысяч инвалидов I - II группы, сидящих в местах лишения свободы. Около 25 тысяч граждан СНГ ожидают возврата на свою родину. Вопрос не праздный, поскольку на их содержание идут миллиарды рублей.
Анализ служебных расследований показывает, что большинство "ЧП" в колониях - это результат передачи некоторых функций администраций так называемым "самодеятельным" общественным организациям из числа осужденных. Об этом говорит часть 3 статьи 111 Уголовно-исправительного кодекса РФ. Участие в этих организациях, руководят которыми нередко преступные авторитеты, так же "учитывается при определении степени исправления" осужденных для УДО. "Забота" таких самодеятельных организаций стала первопричиной групповых и массовых волнений в исправительных учреждениях за последние пять лет: групповых членовредительств, отказов от приема пищи в городе Льгове Курской области, населенном пункте Фарносово Ленинградской области, Оренбуржье (2005 - 2006 годы) и в других регионах.
Так называемый "вор в законе" из Саратова может по телефону порекомендовать заключенным не принимать пищу, другой из Казани - принимать пищу, а еще один из Подмосковья - нанести группой осужденных себе телесные повреждения. И сотни человек, опасаясь за свою жизнь и жизнь родственников на свободе, делают это. Воздействие уголовных традиций на обыкновенных оступившихся людей, оказавшихся в местах заключения, таково, что они порой оказываются на грани жизни и смерти. Роль же администраций колоний, оперативных и специальных служб в таких случаях ничтожна.
Эхом происшествия в городе Копейске Челябинской области в 2008 году стала отставка и возбуждение уголовного дела в отношении начальника ГУФСИН по Челябинской области. Хотя руководитель действовал в этом случае строго в соответствии со своими должностными обязанностями.

Дух ГУЛАГа

Этот дух заключается во фразе - "не пускать никого в зону, я здесь хозяин". Он больше всего процветает в отношениях общественных объединений и самого тюремного ведомства. О таком взаимодействии говорит статья 21 УИК РФ. Но вопросы совместной работы недостаточно урегулированы. Общественные объединения сегодня наделены только возможностью посетить исправительные учреждения без специального на то разрешения (статья 24 УИК РФ). Необходимо возродить на постоянной основе общественные наблюдательные комиссии при органах местного самоуправления. У них должен быть большой круг полномочий по контролю за условиями и порядком отбывания наказаний. Хотя надо заявить, что большинство сотрудников уголовно-исполнительной системы - это честные люди. Их работа действительно связана с риском. Половина личного состава из 240 тысяч человек ежедневно, годами, десятилетиями работают с людьми, из которых почти 120 тысяч совершили убийство, 75 тысяч - разбои. Срок им определен судом, человек наказан по закону, но личностные качества и особенности характера остались. Поэтому недопустимо провоцировать осужденных на низменные поступки с одной стороны и при этом самому не дрогнуть, не допустить отступления от закона. В этом основной смысл всей службы сотрудников.
Несмотря на участившиеся случаи угроз и нападений на сотрудников, связанных с их служебной деятельностью, привлечено к уголовной ответственности всего 129 осужденных и сидящих в СИЗО. А ведь в 2007-2008 годах угроз и нападений на людей в погонах было 426, а в самих колониях заключенные нападали 150 раз. При зарегистрированных более ста угрозах причинения вреда здоровью сотрудникам направлено в органы прокуратуры и внутренних дел всего 42 материала, а привлечено к уголовной ответственности - 16 человек.
Обществу надо научиться с уважением относиться к этой очень непростой работе, а государство должно по достоинству оценивать труд персонала пенитенциарного ведомства. К слову, зарплата офицера среднего звена с 10-летним стажем службы составляет 18 тысяч рублей, а младшего начальствующего состава и того меньше.
Сегодня же ощущается недостаток бюджетных ассигнований даже на медицинское страхование личного состава. Семей сотрудников, не имеющих жилья, - свыше 11 тысяч. А количество семей, ожидающих улучшения жилищных условий более 20 лет, - свыше 31 тысячи. Тюрьма - тема больная, скажут одни, и вечная, добавят другие. Но ею нужно заниматься серьезно, иначе она принесет столько проблем, что мало никому не покажется.

"Российская газета"
№5088 от 20 января 2010 г.
  • Просмотров: 2478
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
  • Ресоциализацией осужденных занимаются на профессиональной основе
  • Социальная реабилитация и трудоустройство лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы
  • Подведены итоги деятельности Министерства внутренних дел России в 2012 году
  • Письмо заключенному
  • Погашение и снятие судимости
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.