Судебная практика

Для тех кто ждет...

Мы ВКонтакте

Колонии на карте России



Реклама


Места лишения свободы
Облако тегов
Эксклюзив

Решения Европейского суда по правам человека, в части избирательных прав осужденных, разрешено не исполнять

Конституционный Суд Российской Федерации, во вторник 19 апреля 2016 года, определил пределы реализации решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) об избирательных правах осужденных. Конституционный Суд провозгласил Постановление по делу о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека от 4 июля 2013 года «Анчугов и Гладков против России».
Суд впервые воспользовался правом отказать в исполнении решения Страсбургского суда. Конституционный Суд посчитал, что международный орган нарушил суверенитет страны, потребовав, чтобы Россия предоставила избирательные права заключенным, что решение Страсбургского суда по делу «Анчугов и Гладков против России» противоречит Конституции Российской Федерации, поэтому его невозможно исполнить.
В деле Сергея Анчугова и Владимира Гладкова ЕСПЧ пришел к выводу о нарушении российскими властями статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. По мнению Страсбургского суда, закрепленное частью 3 статьи 32 Конституции РФ ограничение права голоса носит абсолютный, автоматический и недифференцированный характер. Оно касается всех лиц, отбывающих по приговору суда наказание в виде лишения свободы, распространяется на весь период отбывания такого наказания вне зависимости от тяжести и вида совершенного преступления, срока назначенного наказания и иных индивидуальных обстоятельств. Исходя из этого, ЕСПЧ предложил Российской Федерации обеспечить участие заключенных в выборах посредством политического процесса или путем толкования норм Конституции компетентными органами (в первую очередь - Конституционным Судом РФ) в гармонии с положениями Конвенции.
В своем запросе в Конституционный Суд РФ Министерство юстиции РФ, опираясь на заключение Центризбиркома, просит признать невозможность исполнить в соответствии с Конституцией РФ постановление ЕСПЧ и предоставить право голоса осужденным, содержащимся в местах лишения свободы. По мнению ведомства, вывод Европейского Суда о недопустимости безоговорочного ограничения активного избирательного права таких граждан вступает в противоречие со статьей 32 (часть 3) Конституции РФ. Минюст считает, что согласие с позицией ЕСПЧ и предоставление заключенным права голоса на выборах нарушило бы положения Конституции РФ о её высшей юридической силе и приоритете над любыми другими правовыми актами (статья 15, часть 1 и статья 79).
Высокие судьи признали, что Европейский суд по правам человека превысил свои полномочия, потребовав, чтобы Россия предоставила избирательные права тем, кто отбывает наказание в колониях.
Высокий суд пришел к выводу, что запрет голосовать осужденным содержится в Конституции, и ЕСПЧ не вправе требовать, чтобы Россия вносила изменения в свой Основной закон.
«Россия как высокая и международная сторона при ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признании юрисдикции ЕСПЧ, не давала согласия на изменение Конституции. Конвенция имеет большую юридическую силу, чем федеральные законы, но не большую или равную российской Конституции», - отметили судьи.
Конституционный Суд РФ исходил из того, что Россия была и остается составной частью европейского правового пространства, которое предполагает равноправный диалог и готовность к компромиссу. Конституционный Суд всегда играл ведущую роль в интеграции позиций ЕСПЧ в российскую правовую систему.
При этом КС РФ признал невозможным исполнение постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» в части общих мер, предполагающих внесение в российскую правовую систему изменений, которые позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, содержащихся в местах лишения свободы. Предписание статьи 32 (часть 3) Конституции РФ носит императивный характер и распространяется на всех таких осужденных.
Также КС РФ признал возможным и реализуемым в российском законодательстве и судебной практике исполнение постановления ЕСПЧ в части мер общего характера, направленных на обеспечение справедливости, соразмерности и дифференцированности применения ограничений избирательных прав осужденных (заключенных). В соответствии со статьей 32 (часть 3) Конституции РФ и конкретизирующими её положениями Уголовного кодекса РФ, по общему правилу, исключается назначение наказания в виде лишения свободы и тем самым ограничение права голоса граждан, совершивших впервые преступления небольшой тяжести, при том, что за более серьезные преступления лишение свободы и, следовательно, запрет на участие в выборах в качестве избирателя применяется только в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей уголовной ответственности.
Конституционный Суд РФ отметил также, что федеральный законодатель вправе оптимизировать систему уголовных наказаний, в том числе посредством перевода отдельных режимов отбывания лишения свободы (в частности, в колонии - поселении) в альтернативные виды наказаний, хотя и связанные с принудительным ограничением свободы, но не влекущие ограничения избирательных прав.
КС РФ признал невозможным исполнение мер индивидуального характера в отношении граждан Анчугова (осужден за убийство, кражи, мошенничество) и Гладкова (осужден за убийство, разбой, участие в организованной преступной группе), которые были приговорены к смертной казни, замененной впоследствии 15-ю годами лишения свободы. Они были осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а значит, заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву ни по Конституции РФ, ни по международным правовым стандартам.

По материалам: ksrf.ru
19.04.2016
  • Просмотров: 1549


Читайте также:
Loading...
Экстренные новости