Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Исправительная колония №6 «Черный дельфин» (г. Соль-Илецк), Оренбургская область

Исправительное учреждение ФКУ ИК №6 (старое название ЮК-25/6) «Черный дельфин» УФСИН России по Оренбургской области, является колонией особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы. В соответствии с приказом Минюста России «О передислокации, изменении вида режима и лимитах наполнения исправительных учреждений …» от 10.05.2011 № 149, лимит наполнения составляет - 1031 место, включая участок строгого режима на 100 мест и участок колонии-поселения на 100 мест. Место дислокации и адрес: 461505, Оренбургская обл., г.Соль-Илецк, ул.Советская, 6. Телефон: (35336) 69-36-201.
В Соль-Илецке – курортном городе, что находится под Оренбургом, в Оренбургских степях, есть целебные соленые озера с лечебницей и … колония особого режима для пожизненно осужденных «Черный дельфин». В исправительной колонии ФКУ ИК №6, в среднем по году, содержится от 880 до 895 осужденных, из них 685 - 700 человек с пожизненным сроком лишения свободы. Здесь живут убийцы, насильники и людоеды. «Энергетика тут жуткая. На 700 заключенных - 4000 загубленных душ», - говорит представитель УФСИН по Оренбургской области Хальзунов.
Исправительная колония №6 «Черный дельфин» (г. Соль-Илецк), Оренбургская область В конце января 2012 года, в колонии особого режима ФКУ ИК №6 УФСИН России по Оренбургской области, проходили съемки сюжета о сидельцах «Черного дельфина» для итоговой информационно-аналитической программы «Вести недели», выходящей на Государственном телеканале «Россия». Рассказывается о ежедневном укладе колонии - от подъёма до отбоя, питание, трудовая занятость и медицинское обеспечение осужденных.
История образования колонии особого режима ИК №6 уходит в далекое прошлое - в 18 век. В 1756 году царским правительством был принят указ, который гласил: «Колодников, подлежащих ссылке в Оренбург, долговременно в тюрьмах не держать, а отсылать немедленно, отбирать годных в рекруты и на любую работу». Для работ на соляном промысле в Илецкую Защиту направлялись партии ссыльных каторжан. В 1824 году на месте крепости Илецкая Защита был построен замок-острог для содержания арестантов (разрушен в 19 веке).
За два с половиной столетия исправительная колония ИК № 6 прошла через несколько этапов развития:
1774 – 1894 гг. - каторжная тюрьма для содержания заключенных на пожизненную ссылку;
1894 – 1905 гг. - образовано Илецкое арестантское отделение;
1905 – 1917 гг. - Илецкая пересыльная тюрьма;
1917 – 1942 гг. - Илецкий концентрационный лагерь;
1942 – 1953 гг. - Соль-Илецкая тюрьма УНКВД №2 для содержания подследственных;
с 1953 года - Соль-Илецкая тюрьма №2 МВД РСФСР;
с 1965 года - по приказу МОПП №518 образована исправительная колония особого режима для содержания осужденных, больных активной формой туберкулеза легких.
В 1998 году учреждение переподчинено Министерству юстиции Российской Федерации и присвоено название ЮК-25/6. Условия содержания осужденных учреждения ЮК-25/6 соответствовали требованиям международных стандартов.
С 2000 года – исправительная колония ИК №6 для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы. Первый этап заключенных прибыл в «Черный дельфин» 1 ноября 2000 года.
В 2000 году, в связи с изменением вида режима и спецконтингента, за короткий промежуток времени, были проведены масштабные работы по реконструкции и капитальному ремонту корпусов и сооружений. Для содержания осужденных оборудованы новые камерные системы, установлены системы слежения и допуска на территорию жилой зоны, усилена внутренняя часть запретной зоны за счет постройки новых блок-постов, охраняемых служебными собаками.
В 2006 году в эксплуатацию принят новый режимный корпус. В настоящее время исправительная колония ФКУ ИК №6 г.Соль-Илецка, для осужденных к пожизненному лишению свободы, является крупнейшим специализированным учреждением Российской Федерации.
В истории исправительного учреждения имелись случаи побегов осужденных. Так только за 8 месяцев 1935 года было совершено 38 побегов. Последний групповой побег был совершен летом 1967 года через подкоп под стеной.
С исправительной колонии ИК №6, как официально называется «Черный дельфин», собираются брать пример. Министр юстиции России заявил о грядущей тюремной реформе. Люди, укравшие мешок картошки, уйдут на колонию-поселение. Рецидивисты, убийцы и другие особо опасные преступники перейдут из бараков в тюремные камеры под видеонаблюдением.
По состоянию на 1 января 2013 г. в учреждениях Уголовно-исполнительной системы Российской Федерации содержалось 701,9 тыс. человек, из них - в 739 исправительных колониях отбывало наказание 585,0 тыс. человек, в том числе, в 5 исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы, отбывало наказание 1819 человек, что на 45 человек больше, по сравнению с аналогичным периодом 2012 года.
Президент России Медведев, например, предлагает давать пожизненные сроки особо провинившимся лидерам ОПГ. «У нас в новом блоке 124 места. Есть свободные места », - прикидывает начальник ИК-6 Кандалов. На его визитке нарисована решетка и написано: «Кто не с нами, тот у нас». Первый этап ПЛС (пожизненно лишенных свободы) пришел в «Черный дельфин» девять лет назад. В настоящее время, там сидит почти половина от всех помилованных российских смертников: убийц, серийных маньяков и террористов.
В России не казнят уже 13 лет. Срок моратория истек 1 января 2010 года, но смертная казнь не вернется, об этом уже объявили в Конституционном Суде РФ и Кремле. В любом случае, осужденным ИК №6 смертная казнь не грозит: им ее заменили пожизненным сроком, а закон обратной силы не имеет.
Без романтики
За 255 лет существования Соль-Илецка здесь научились профессионально заниматься только двумя вещами: добывать соль и охранять заключенных. Последнее, кажется, довели до совершенства.
Согнутого пополам осужденного заводят в комнату. Его руки скованы за спиной и подняты вверх. Конвоир пристегивает наручники к приваренному к полу табурету. «Здравия желаю, гражданин начальник! Осужденный Костарев Олег Владимирович, 1986 года рождения, осужден по статьям - 210, 222, 223, 167, 213, 205, 105-30. Убил 14 человек…» - скороговоркой рапортует заключенный.
Студент-химик Костарев вступил в националистическую группировку «Спас», смастерил бомбу и в августе 2006 года взорвал ее на Черкизовском рынке. Теперь Костарев сидит в новом корпусе тюрьмы на первом этаже.
В «Черном дельфине» отбывает наказание бывший начальник 4-го управления службы безопасности НК ЮКОС Алексей Пичугин, приговоренный Мосгорсудом в августе 2007 года за организацию серии убийств и покушений к 24-летнему заключению колонии особого режима.
На внешней стене корпуса висит плакат, который может довести до слез любого зэка. Голубоглазая блондинка с ребенком на руках и подпись: «Тебя ждут дома». Но осужденные на пожизненное заключение этого плаката никогда не видели: по двору их водят с завязанными глазами.
Четырехэтажный корпус, построенный в 2006 году, составляет особую гордость администрации колонии. Внутри непривычная для российских тюрем чистота. Зона не курит, табак здесь - табу. На полу плитка, на потолке вытяжки и сплит-системы. Массивные железные двери и «стакан» покрасили в голубой цвет. «Появилась некая эстетика», - улыбается замначальника колонии по воспитательной работе Алексей Трибушной. «Стакан» - это железная клетка посередине коридора, туда заключенного сажают, когда нужно войти в его камеру.
По коридору проходит резервная группа, которая выводит осужденных. Дежурный дает команду: «170-й - в исходную!» 170-й - это Костарев. Все, что происходит в коридорах и в камерах, видно на мониторе в комнате оператора. Вот осужденные замерли, подняли руки и вывернули ладони с растопыренными пальцами. «Между пальцев можно спрятать лезвие и резануть сотрудника по глазам, - объясняет Хальзунов. - Электричество включают на несколько часов в день, потому что можно бросить провод на решетку, чтобы сотрудника ударило током». Такие случаи были в других колониях. В «Черном дельфине» учились на чужом опыте.
Прежде чем запустить нас в камеру, оттуда выводят и сажают в «стакан» двух постояльцев: террориста Зайнутдинова и людоеда Николаева. Их камера - три на четыре метра. Внутри - тюремный минимализм: аккуратно заправленная кровать, табуретка, стол. После подъема садиться на кровать запрещается. Можно сидеть на табуретке, читать книги за столом или ходить по камере взад-вперед. По словам правозащитников из Московской Хельсинкской группы, от осужденных на пожизненное заключение практически не поступает жалоб на жестокое обращение.
«В «Черном дельфине» самый жесткий режим и самые строгие порядки, - говорит правозащитник Борщев. - На «Вологодском пятаке» (зона для ПЛС на острове Огненный) осужденные даже без наручников свои параши выносили». Администрация ИК №6 и не спорит: законы жесткие, зато в камерах не параши, а унитазы, полимерные полы, горячая вода. А главное - нет побегов. За пределами камеры все передвижения только в наручниках, с заведенными за спину руками. В молельной комнате пристегивают только левую руку - правой крестятся. В душе наручники снимают, но моются за решеткой. С утра постель тщательно заправляется и до отбоя неприкосновенна. Выводят отсюда лишь по трем причинам: на часовую прогулку (на крышу тюремного блока), на работу, причем дорога до рабочего цеха или до прогулочного периметра будет пройдена в три погибели с повязкой на глазах.
В исправительном учреждении ФКУ ИК №6 есть собственное производство – швейный и обувной цеха, где работают около 400 человек. Обучаясь бригадным методом, осужденные освоили десятки наименований швейной и обувной продукции, пользующейся спросом, как у фирм - заказчиков, так и у населения.
В ИК №6 нет никакой тюремной романтики и не работают воровские законы: бывший милиционер сидит в одной камере с бандитом, а насильник - с террористом. Все сами убирают свои камеры, и даже чеченский полевой командир Салаудин Тимирбулатов по кличке Тракторист, резавший российских солдат, послушно натирает до блеска медный кран умывальника. Те, кто не хочет выполнять требования, отправляются в изолятор. «Бунтовать смысла нет. Тем дальше от свободы», - говорит взрывник Костарев. В его характеристике написано: склонен к побегам, нападениям, владеет навыками рукопашного боя.
Когда в «Черный дельфин» привозили первых пожизненных, им надевали на голову мешок и прогоняли через строй с собаками. Сейчас мешки заменили на повязки. С виду все осужденные почти дрессированные. «Кто знает, что у него на уме. Осужденным терять нечего. Я честно предупреждаю сотрудников, что домой они могут не вернуться», - говорит начальник ИК №6 Кандалов. На психучете 161 осужденный. Случаются обострения - один накинулся на овчарку и стал душить. Другой отказывался вставать с койки, утверждая, что у него украли ночью ноги. Тихие закатывают концерты - поют песни. Свет в камере включается и выключается принудительно. Днем спать нельзя. На кровати лежать нельзя. Шуметь, громко разговаривать и петь нельзя. Радио слушать можно полчаса в день. Телевизора в камере нет. Его могут поставить через 10 лет, и то если заключенный хорошо себя вел. За любую провинность, любое неподчинение пожизненного заключенного ждет карцер.
Все смертники мечтают, что через 25 лет отсидки Верховный Суд рассмотрит вопрос об их освобождении. Но эти мечты, к счастью для нас, как правило, остаются мечтами. В условиях строжайшего режима содержания, скудного питания и тюремной эпидемии туберкулеза заключенные тюрьмы достаточно быстро освобождают место для следующих обитателей.
В "Черном дельфине" хорошая библиотека: художественная, религиозная и правовая литература. Все без исключения пожизненники пишут прошения о помиловании. Все безрезультатно. Теоретически выйти по УДО, условно-досрочно, можно после 25 лет заключения. Но это лишь теория. Четверть века продержаться в таких условиях пока никому не удавалось.
По признанию медиков «Чёрного дельфина», человек, попавший сюда, для своего выживания должен пройти три стадии привыкания к местным условиям. В течение первого года заключенный познает тюремный мир, его порядки и законы. В последующие три года идет процесс стабилизации психологического состояния осужденного, и он становится «роботом», беспрекословно выполняя все указания сотрудников администрации.
На третьем этапе у заключенных имеется два пути, один из которых ведет к полному выключению у смертника любых мыслей о том, что с ним происходит. Если же осужденный внутренне не может смириться с тюремными порядками, то постепенно начинает угасать умственно и физически и очень быстро «сгорает». «Черный дельфин» - это Дорога в один конец.
Сегодня у обитателей «смертного дома» обратной дороги нет. Они вычеркнуты из списка живых. Может быть, от знания этого факта хоть чуть-чуть станет легче родственникам загубленных этими существами людей.
Илецкая центральная каторжная тюрьма была открыта в 1869 году, но точная дата ввода в эксплуатацию корпусов режимного учреждения отсутствует. Датой образования исправительной колонии ИК №6 утвердили 1 ноября, а летоисчисление существования исправительного учреждения решили вести с 1869 года.

Николай Северин
По материалам: 56.fsin.su
и СМИ
  • Просмотров: 85615
Рейтинг:
(голосов: 8)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.