Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Социальная адаптация лиц, освободившихся из мест лишения свободы: проблемы и решения

Интервью с Уполномоченным по правам человека в Московской области, заслуженным юристом РФ А.Е. Жаровым, опубликованное в журнале «Человек и Закон» № 8, август 2010 г.

- Александр Евгеньевич, почему эта тема привлекла Ваше внимание?
- Понимаю, что часть наших сограждан может возразить относительно необходимости обсуждения данной темы, сказать, что государство и так имеет большие обязательства по социальной поддержке других категорий добропорядочных и законопослушных граждан. Действительно, к Уполномоченному по правам человека в Московской области обращаются люди с сообщениями о невыплатах заработной платы, о сокращении рабочих мест на отдельных предприятиях, о понуждении работников работодателями к увольнению по собственному желанию. Пишут о проблемах доступности и качества медицинской помощи, о нарушениях жилищных прав, о низких размерах трудовых пенсий, о проблемах детства и материнства и многих других. Важности и остроты этих вопросов я не отрицаю, но нельзя не признать, что люди с уголовным прошлым, по сравнению с остальными гражданами, сталкиваются с бо́льшими бытовыми трудностями после освобождения из мест лишения свободы. Причиной тому является и наличие определенных стереотипов в общественном сознании. Зачастую общество не заинтересовано «принимать в свои ряды» бывшего преступника, работодатель найдет массу причин, чтобы не брать такого работника на серьёзную и высокооплачиваемую работу, родственники к моменту освобождения выписывают его из квартиры. Многие из осужденных находят выход из сложившейся ситуации в совершении нового преступления. По моему глубокому убеждению, общество не имеет права закрывать на это глаза, отворачиваться от довольно значительной части своих сограждан.
- Насколько проблема ресоциализации отбывших наказание в местах лишения свободы актуальна для Московской области?
- Актуальность этой темы легко продемонстрировать. Во-первых, нужно принять во внимание количественные показатели: сколько лиц содержится в настоящее время в местах лишения свободы и сколько ежегодно освобождается; количество обращений, поступающих во властные структуры, к Уполномоченному по правам человека, в общественные организации, с просьбой о помощи в трудовом и бытовом устройстве; сколько из освободившихся нуждаются в медицинской помощи, жилье, работе, документах и т.д. Обратимся к статистике ГУВД по Московской области. За прошлый год в области совершено 120 995 преступлений, в том числе особо тяжких – 5761, умышленных убийств – 869; умышленного причинения тяжкого вреда здоровью – 1790, в том числе со смертельным исходом – 568. За указанный период совершено 211 изнасилований, 1816 разбойных нападений, 7713 грабежей. По данным МОБ ГУВД по Московской области количество уличных преступлений составило 4869, а всего в общественных местах 8803. Прирост преступности в общественных местах произошел в основном за счет имущественных преступлений - краж, разбоев, грабежей. В Подмосковье расположены 16 учреждений ФСИН: десять следственных изоляторов, две колонии-поселения, две воспитательные колонии и две колонии общего режима - женская и мужская. В исправительных учреждениях и следственных изоляторах содержится и отбывает наказание около 7 тысяч подозреваемых, обвиняемых и осужденных. У значительной части этих людей разорваны социальные связи, отсутствуют постоянный источник дохода, место жительства. По данным Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Московской области в 2009 году освободилось 1215 осужденных, в первом квартале 2010 года – 272. Между тем, мы не располагаем сведениями о том, например, сколько человек в Московской области вышло на свободу в течение пяти последних лет, сколько осужденных за этот же период приехали в Подмосковье для постоянного проживания после освобождения из учреждений ФСИН России в других субъектах Российской Федерации. Известны лишь данные о количестве лиц из их числа, обращающихся за помощью в различные компетентные органы. Например, за прошлый год в территориальные подразделения Министерства социальной защиты населения Московской области поступило 329 обращений. Оказана помощь 301 гражданину, в том числе: 16 устроены в стационарные учреждения; 18 гражданам оказано содействие в назначении и получении пенсии, 9 освидетельствованы на предмет установления группы инвалидности; 98 оказана единовременная материальная помощь; 34 получили натуральную помощь (вещи, продукты питания, талоны на горячее питание); 107 оказано содействие в регистрации по месту жительства; 73 гражданам оказана юридическая и психологическая помощь; 79 предоставлены иные услуги. 66 человек обратились за помощью в трудоустройстве, 44 из них устроились на работу, а остальным предоставлена возможность пройти профессиональное обучение на базе центров занятости населения. Кроме того, в 2009 году территориальными структурными подразделениями Министерства социальной защиты населения области совместно с Управлением Федеральной миграционной службы по Московской области оказано содействие в восстановлении паспортов 54 освободившимся из мест лишения свободы. Проблему оказания помощи в социальной адаптации еще можно рассмотреть и с другой стороны. Общество должно заботиться об этой части своих членов не только ради них самих, но и помня о собственной безопасности. Ведь на свободу выходят лица, страдающие опасными для общества инфекционными заболеваниями (активной формой туберкулеза, венерическими заболеваниями, ВИЧ-инфекцией и другими). За ними необходим специальный медицинский и административный надзор. Сейчас в местах лишения свободы на территории Московской области содержится 86 больных алкоголизмом, 286 наркоманов, 112 человек заражены активной формой туберкулеза, 428 человек – ВИЧ-инфекцией. Кроме того, бытовая и трудовая неустроенность являются фактором возникновения рецидивной преступности. Острота проблемы ресоциализации обусловлена также недостаточностью правового регулирования как на уровне Российской Федерации, так и в Московской области. Правовой вакуум, безусловно, приводит к нарастанию нерешенных вопросов и усугубляет и так непростое положение. Это вызвало необходимость более глубокого изучения проблемы. В целях получения информации о проводимой с бывшими осужденными работе, взаимодействии по данным вопросам с другими государственными органами и организациями были направлены запросы руководителям органов государственной власти Московской области, территориальных структур федеральных органов исполнительной власти и главам муниципальных образований Подмосковья. Сотрудники аппарата Уполномоченного посетили места принудительного содержания граждан, провели беседы с заключенными. Проведенная работа показала, что проблеме постпенитенциарной социальной адаптации лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, уделяется мало внимания. В администрациях городских округов и муниципальных районов, как правило, нет информации о том, сколько таких лиц проживает на их территории, кто из них нуждается в жилье, работе, медицинской помощи. Как видите, проблема огромная, я хотел бы еще раз привлечь к ней внимание широкой общественности, прежде всего тех, от кого зависит принятие решений – органов законодательной и исполнительной власти области. Ну и конечно предложить возможные варианты выхода из ситуации.
- Какие проблемы бывших осужденных, на Ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?
- Самые острые вопросы - это жилье и регистрация по месту жительства, трудоустройство, отсутствие документов, удостоверяющих личность – паспортов, трудности с получением образования. Не открою Америки, сказав, что залог успеха – в комплексном решении названных вопросов. Есть интересные данные Федеральной службы исполнения наказаний России – в тех регионах, где нет ни программ, ни постановлений органов исполнительной власти, ни региональных законов, направленных на социальную реабилитацию лиц, освободившихся из мест лишения свободы, рецидивная преступность превышает среднероссийскую в два-три раза. И в максимальном значении может составлять более 35 процентов от общего количества преступлений. К сожалению, Московская область как раз входит в число таких регионов. В отсутствие федерального закона помочь мог бы областной нормативный правовой акт – закон или долгосрочная целевая программа. При его разработке можно использовать имеющийся интересный опыт субъектов Российской Федерации. Программы социальной реабилитации приняты в республике Башкортостан, Тамбовской, Вологодской, Архангельской, Белгородской, Нижегородской областях, Красноярском крае. Например, в Республике Башкортостан 3 февраля 2009 года принят закон «О социальной адаптации лиц, освобождённых из учреждений уголовно-исполнительной системы». Целевой программой «Содействие занятости населению Республики Башкортостан на 2007-2009 годы» предусмотрены такие совместные действия центров занятости населения и учреждений ФСИН, как обмен базами данных о гражданах, освобожденных из мест лишения свободы, и свободных рабочих местах для их трудоустройства, разработка социальных карт осужденных, целевой отбор кадров для отраслей экономики и по заявкам работодателей. А региональным законом «Об административных правонарушениях» предусмотрена административная ответственность должностных лиц за невыполнение решений органов государственной власти, органов местного самоуправления по вопросам социальной адаптации лиц, освобожденных из учреждений ФСИН. В Нижегородской области в рамках целевой программы «Социальная реабилитация лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, на 2010-2012 годы» предусмотрена разработка программного комплекса «ЛОМЛС» («лица, освободившиеся из мест лишения свободы»), который будет установлен в учреждениях социальной защиты населения всех муниципальных районов области. На мой взгляд, одна из первоочередных задач в этом направлении сейчас – это принятие долгосрочной целевой программы Московской области. Для наиболее эффективного решения перечисленных проблем нам нужен стратегический документ, определяющий комплекс мероприятий по социальной адаптации и реабилитации на несколько лет вперед.
- Поступают ли к Вам обращения от бывших осужденных?
- Да, такие жалобы есть, хотя не могу сказать, что их доля велика. Главные проблемы, о которых пишут освободившиеся из мест лишения свободы, - это решение вопросов с жильем и трудоустройством. Причинами выступают, как правило, нежелание возвращаться к семье, ее распад, отсутствие жилья до ареста. Опрос показал, что перед освобождением многие высказывали тревогу за будущее, опасаясь, что на свободе могут встретиться с трудностями, делающими невозможной их реинтеграцию в общество. Тем не менее, значительная часть освобожденных лиц возвращается на прежнее место жительства и проживает в семье. Что касается трудоустройства, то эта проблема существовала и в прежние времена, однако есть разница в причинах отказа предоставления работы бывшим заключенным. Если раньше предприятия и организации уклонялись от трудовых отношений с лицами, прибывшими из мест лишения свободы, не желая иметь в своем коллективе людей с «темным пятном» в биографии, то теперь работодатели чаще всего апеллируют к экономическим факторам: у бывшего заключенного нет нужного опыта работы, неподходящая профессия, нет привычки к труду и т.п. С переходом на рыночные отношения многие предприятия отказывают вышедшим из мест лишения свободы в приеме на работу. Хотелось бы сказать еще об отсутствии у многих освобождаемых лиц необходимых для полноценной жизни на свободе документов, в частности паспорта гражданина РФ. У большинства осужденных паспорт изымался органами следствия при задержании и не приобщался к личному делу, либо отсутствовал до привлечения к уголовной ответственности. Например, ко мне обратился Л., осужденный приговором Люберецкого городского суда Московской области в 2002 году к 12 годам лишения свободы. В настоящее время он отбывает наказание в исправительной колонии УФСИН России по Республике Мордовия. По его словам, 22 августа 2001 года органы предварительного следствия Люберецкого района изъяли его паспорт и военный билет. Проверка материалов дела прокуратурой, инициированная по моей просьбе, не помогла установить, где находятся документы. Какие-либо сведения, свидетельствующие об изъятии и приобщении к материалам дела военного билета Л., в материалах уголовного дела отсутствуют. Вместе с тем личность обвиняемого в ходе следствия устанавливалась на основании его паспорта, который при направлении уголовного дела в суд к материалам дела также не приобщался. До настоящего времени место нахождения документов не известно. Прокуратурой разъяснен порядок получения паспорта в соответствии с п. 60 приказа МВД РФ «Об утверждении административного регламента Федеральной миграционной службы по предоставлению государственной услуги по выдаче, замене и по исполнению государственной функции по учету паспортов гражданина РФ, удостоверяющих личность гражданина РФ на территории РФ». К сожалению, это не единичный пример.
- Какова роль Уполномоченного по правам человека в оказании помощи отбывшим наказание в виде лишения свободы?
- Хочу обратить внимание читателей, что институт уполномоченного по правам человека лишь дополняет существующие средства правовой защиты, не отменяет и не влечет за собой пересмотра компетенции органов и должностных лиц Московской области, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. Возможные формы реагирования на сообщение любого человека, в том числе и освободившегося из мест лишения свободы, о нарушении его прав и свобод установлены в Законе Московской области «Об Уполномоченном по правам человека в Московской области». Для выяснения обстоятельств дела Уполномоченный вправе запрашивать необходимые сведения, документы и материалы; проводить самостоятельные или совместные с компетентными органами и лицами проверки доводов жалобы. По результатам анализа всех полученных данных Уполномоченный может направить органу или должностному лицу свое заключение с рекомендациями относительно мер по восстановлению нарушенных прав либо применить иные предусмотренные законодательством меры реагирования.
- Александр Евгеньевич, Вы сказали, что в отсутствие федерального закона о социальной реабилитации многие регионы принимают свои нормативные правовые акты. Насколько необходимо принятие закона на уровне РФ, ведь вопрос ресоциализации регулируется Уголовно-исполнительным кодексом России и подзаконными актами? Не будет ли новое правовое регулирование излишним?
- На мой взгляд, в нашей стране действительно чересчур обширная законодательная база. Обилие принимаемых нормативных правовых актов, в частности законов, частое внесение изменений и дополнений, безусловно, не способствует четкому правоприменению. Зачастую даже юристы не успевают отслеживать все новеллы законодательства, что уж говорить о людях, не обладающих нужными познаниями в этой сфере. Но ресоциализация бывших осужденных как раз тот случай, когда принятие федерального закона необходимо. Социальную адаптацию осужденных можно условно разделить на два этапа: на пенитенциарный, осуществляемый в исправительном учреждении до освобождения лица, и постпенитенциарный, соответственно проводимый после его освобождения. И если пенитенциарная реабилитация урегулирована УИК России и подзаконными актами, то с постпенитенциарным этапом дела обстоят гораздо хуже – нет ни правового регулирования, ни самой системы. Какие угодно реабилитационные центры предусмотрены – для престарелых, женщин, бывших военнослужащих, только не для бывших заключенных. Нередко ими занимаются священники, монастыри, общественные организации, но это делается по их инициативе без участия государства. Вопрос о необходимости принятия единого системного документа рассматривается еще с 90-х годов XX века. В двухтысячных годах Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации дважды возвращалась к рассмотрению законопроектов о социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Первый проект был внесен Государственным Собранием республики Башкортостан в 2001 году, второй – депутатами Государственной Думы М.Ю. Маркеловым и А.В. Чуевым в 2006 году. Оба они были отклонены, поэтому до сих пор на федеральном уровне не существует нормативного правового акта, всесторонне регулирующего вопрос. Целесообразность принятия такого закона признается как компетентными органами, в частности должностными лицами Министерства юстиции РФ, так и самими гражданами.
- Пока нет такого закона, что можно сделать - в Московской области уже сейчас?
- Нужна большая исследовательская работа реабилитационного потенциала бывших осужденных, внедрение результатов исследований в практику постпенитенциарной социальной реабилитации. Представляется, что основной целью сейчас в Подмосковье является разработка и принятие долговременной целевой программы. В этом направлении мы готовы сотрудничать со всеми заинтересованными лицами и органами, чтобы всем вместе сделать хорошее и нужное дело. Следует принять нормативные правовые акты, определяющие организационные, материальные и финансовые предпосылки для реализации мероприятий по предупреждению рецидивной преступности. Важным видится создание в муниципальных образованиях центров социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы; строительство общежитий на предприятиях, предназначенных для бытового и трудового устройства таких лиц; расширение сети домов-интернатов; создание реабилитационных центров для больных туберкулезом.

upchmosobl.ru
25.08.2010
  • Просмотров: 13220
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.