Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Заключение эксперта, полученное с нарушением закона, не может быть положено в основу обвинительного приговора

ОБЗОР
НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ
Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
за первое полугодие 2009 года

(Утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации
от «25» ноября 2009 года)
/извлечение/

Заключение эксперта, полученное с нарушением закона, не может быть положено в основу обвинительного приговора.
Судебная коллегия отменила все состоявшиеся судебные решения в отношении С., осужденного по приговору Улаганского районного суда Республики Алтай по ч.4 ст.111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, дело направила на новое судебное рассмотрение и в определении указала на следующее.
Как видно из приговора, свой вывод о доказанности вины С. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, суд обосновал, в том числе, заключением судебно-медицинского эксперта о наличии, локализации, механизме образования телесных повреждений у потерпевшего и причине его смерти.
Однако данное заключение получено с нарушением закона, в связи с чем в соответствии со ст.75 УПК РФ оно не могло быть положено в основу обвинения.
Согласно требованиям ст.199 УПК РФ производство судебной экспертизы поручается конкретному эксперту, которому разъясняются права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ, в том числе ответственность за дачу заведомо ложного заключения.
Из вводной и описательной частей заключения видно, что экспертиза производилась экспертом Е., которому были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ, и он был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
Однако выводы этого заключения подписаны судебно-медицинским экспертом К., но данных о том, что указанному эксперту поручалось производство судебно-медицинского исследования, были разъяснены его права и обязанности и он был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, в материалах дела не имеется.
Иных данных, подтверждающих вывод суда о наличии, локализации, механизме образования телесных повреждений у потерпевшего и о причине его смерти, в приговоре не приведено.
Указанное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, что могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

При расчете оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника по назначению суда, следует учитывать, что время его занятости исчисляется в днях, в которые адвокат фактически выполнял поручения вне зависимости от длительности работы в течение дня.
Отменяя постановление судьи Липецкого областного суда по делу С., Судебная коллегия отметила в определении, что в соответствии с ч.5 ст.50 УПК РФ оплата труда адвоката, участвующего в судебном разбирательстве по назначению суда, компенсируется за счет средств федерального бюджета.
В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 28 сентября 2007 г. № 625 «О внесении изменений в постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 г. № 400 и от 23 июля 2005 г. № 445» и приказом Министра юстиции Российской Федерации № 199 и Министра финансов Российской Федерации № 87н от 15 октября 2007 г. «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности работы в течение дня. Размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника по уголовным делам, отнесенным к подсудности областного суда, составляет 1100 рублей.
Указанные положения закона при разрешении судом вопроса об оплате труда адвоката не соблюдены.
Как усматривается из постановления, судья, принимая решение об оплате труда адвоката З. по осуществлению защиты подсудимой С., при расчете оплаты за 11, 18 и 25 апреля 2008 г. исходил из того, что в указанные дни судебное заседание продолжалось не полный рабочий день, а до обеда, в связи с чем определил размер суммы, подлежащей взысканию за труд адвоката в эти дни, - 550 рублей, то есть 50% размера оплаты одного дня участия в уголовном деле областной подсудности.
При таких обстоятельствах уголовное дело в части определения размера оплаты труда адвоката З. направлено на новое рассмотрение.

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен, и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.
Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор в части решения вопроса о распределении процессуальных издержек по уголовному делу в отношении Г., осужденного Менделеевским районным судом Республики Татарстан.
В определении Судебная коллегия отметила, что суд удовлетворил ходатайство прокурора о взыскании с осужденного в пользу федерального бюджета Российской Федерации 1100 рублей за осуществление его защиты адвокатом на стадии предварительного следствия.
При этом суд не привел в приговоре мотивы своего решения, касающегося разрешения вопроса о распределении процессуальных издержек.
Между тем согласно п.5 ч.2 ст.131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам, порядок взыскания которых определен ст.132 УПК РФ.
В соответствии с ч.2 ст.132 УПК РФ суд вправе взыскать с осужденного процессуальные издержки, за исключением сумм, выплаченных переводчику и защитнику в случаях, предусмотренных частями четвертой и пятой указанной статьи УПК РФ.
Как видно из материалов дела, в процессе предварительного следствия Г. был заявлен отказ от адвоката, который не был удовлетворен следователем, в связи с чем на стадии предварительного следствия в уголовном деле принимал участие по назначению адвокат Ш.
Согласно ч.4 ст.132 УПК РФ, если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен, и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.
Однако эти требования закона при постановлении приговора судом учтены не были.

Процессуальные издержки за проведение судебно-медицинской экспертизы не подлежат взысканию с осужденного.
По приговору Ломоносовского районного суда Архангельской области Г. осужден по п.«г» ч.3 ст.2281 УК РФ, и с него взысканы процессуальные издержки в доход государства в размере 1258 рублей за проведение судебной экспертизы в судебном учреждении.
Судебная коллегия исключила из судебных решений указание о взыскании с Г. этой суммы, поскольку согласно ст. 37 Федерального закона от 31 мая 2001 г. (с последующими изменениями) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, экспертных подразделений федеральных органов исполнительной власти, в том числе экспертных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации, финансируется за счет средств федерального бюджета.
Государственные судебно-экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях.
По смыслу ч. 1 ст. 131 УПК РФ, расходы органов (следствия, прокуратуры и суда), специально созданных государством для проведения расследования (дознания) и судебного рассмотрения уголовных дел, не могут быть отнесены к процессуальным издержкам, так как указанные органы как в части заработной платы, так и по расходам, связанным с расследованием и рассмотрением уголовных дел, финансируются государством.
Как видно из материалов дела, суд, постановив взыскать с Г. процессуальные издержки за проведение судебно-медицинской экспертизы, не учел, что эта экспертиза проводилась на основании постановления следователя в порядке судебного задания штатным экспертом государственного учреждения здравоохранения - Архангельского бюро судебно-медицинских экспертиз.

Уголовное дело подлежит прекращению вследствие акта об амнистии, подлежащего применению к обвиняемому, если этот акт вступил в силу до начала судебного разбирательства, и обвиняемый не возражает против прекращения уголовного дела по этому основанию.
По приговору Хасынского районного суда Магаданской области от 2 июля 2007 г. К. осуждена по п.«в» ч.2 ст. 159 УК РФ.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Магаданского областного суда от 15 августа 2007 г. приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Магаданского областного суда от 17 июля 2008 г. судебные решения в отношении К. изменены: от назначенного наказания по приговору от 2 июля 2007 г. К. освобождена на основании п.5 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России».
В надзорной жалобе К. просила отменить приговор и последующие судебные решения с прекращением производства по делу, в том числе и вследствие акта об амнистии.
Судебная коллегия отменила все состоявшиеся судебные решения в отношении К. и прекратила производство по делу, указав в определении на следующее.
В силу п.3 ч.1 ст.27 УПК РФ уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается вследствие акта об амнистии.
По смыслу ч.8 ст.302 УПК РФ, дело подлежит прекращению вследствие акта об амнистии, подлежащего применению к обвиняемому, если этот акт вступил в силу до начала судебного разбирательства, и обвиняемый не возражает против прекращения уголовного дела по этому основанию, и лишь в случае, если акт об амнистии вступил в силу в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания при условии доказанности обвинения и отсутствия оснований для прекращения дела.
В соответствии с подп. 3 п. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России» (вступил в силу 21 апреля 2006 г.) находящиеся в производстве судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу указанного постановления об амнистии, в отношении имеющих несовершеннолетних детей женщин, обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше 5 лет лишения свободы, и ранее не отбывавших наказания в исправительных учреждениях, подлежат прекращению.
По данному делу предварительное слушание состоялось 28 мая 2007 г., судебное разбирательство начато 8 июня 2007 г. При этом суду было известно, что К. ранее не судима, имеет несовершеннолетнюю дочь, наказание за преступление, предусмотренное п.«в» ч.2 ст.159 УК РФ, не превышает 5 лет лишения свободы.
При таких обстоятельствах уголовное дело в отношении К. подлежит прекращению.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, постановленного в порядке главы 39 УПК РФ, должна содержать описание преступного деяния (в том числе и предмета преступления), признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
По приговору Геленджикского городского суда Краснодарского края С. осужден по ч. 2 ст.234 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам в своем определении указала, что в соответствии с пп.1, 2 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
Однако по настоящему уголовному делу эти требования закона в части осуждения С. по ч.2 ст.234 УК РФ за незаконное хранение группой лиц по предварительному сговору в целях сбыта ядовитого вещества, изъятого работниками правоохранительных органов 30 ноября 2005 г. из палаты № 1 Геленджикского противотуберкулезного диспансера, не выполнены.
В приговоре указано, что преступление совершено при следующих обстоятельствах: 30 ноября 2005 года в ходе осмотра места происшествия - палаты № 1 Геленджикского противотуберкулезного диспансера по ул. Луначарского, 176 в г. Геленджике было обнаружено ядовитое вещество -ангидрид уксусной кислоты, переданное осужденному С. другими лицами, Л. и И., и незаконно хранимое им с целью последующего сбыта.
В приговоре суда не приведены доказательства, подтверждающие химический состав содержимого изъятого флакона.
В обоснование вины С. в незаконном хранении ядовитого вещества суд сослался на протокол осмотра места происшествия - палаты № 1, в котором указано на обнаружение флакона с ангидридом уксусной кислоты и на показания свидетеля П., подтвердившего факт обнаружения в палате № 1 флакона с ангидридом уксусной кислоты.
Между тем из протокола осмотра места происшествия видно, что на момент производства данного следственного действия содержимое изымавшегося флакона, имевшего этикетку «Бальзам питательный», не было известно и сделано лишь его описание. Кроме того, согласно схеме к протоколу осмотра места происшествия палата предназначалась для семи больных. В осмотре, кроме С., участвовали три других лица, проходивших лечение в диспансере. Флакон изъят в одном из двух вещевых шкафов с нижней полки. С поверхности флакона скопирован фрагмент следа.
При изложении показаний самого С. суд в приговоре сослался на частичное признание им своей вины в целом, не отразив позицию подсудимого в отношении данного конкретного обвинения, в то время как органами предварительного следствия ему было предъявлено обвинение в совершении 9 преступлений.
Согласно протоколу судебного заседания С. вообще не был допрошен судом по данному обвинению и показаний, касающихся хранения им ангидрида уксусной кислоты в палате № 1 противотуберкулезного диспансера, не давал.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия приговор в части осуждения С. по ч.2 ст.234 УК РФ отменила, а уголовное дело прекратила за непричастностью осужденного к совершению преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Российской Федерации
  • Просмотров: 3943
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.