Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Исправительная колония № 1 (с. Ягул), Республика Удмуртия: каждый имеет право на смерть

В ночь с воскресенья на понедельник, 24 января в ФБУ ИК-1, п. Ягул (под Ижевском) УФСИН России по Удмуртской Республике покончил с собой, вскрыв себе вены, заключенный Павел Ефимов. Это уже третья смерть в ягульской колонии за неполный год.
В марте 2010 года в ИК-1 повесился Владимир Мельников, от которого следователи, по словам его адвоката, добивались признания в убийстве.
В июне был до полсмерти забит 24-летний Руслан Баранов, этапированный в колонию в ожидании кассации в Верховном суде УР, который впоследствии скончался в реанимационном отделении Республиканской клинической больницы №1.
За день до январской трагедии, ФБУ ИК-1 России по УР с плановой проверкой посетила ОНК по УР. Члены комиссии проверяли камерную систему в колонии (ШИЗО, помещения камерного типа и помещения для строгих условий содержания). Фактически все содержавшиеся там заключённые изъявили желание попасть на личный прием. Начальник колонии О.В. Семенов отказал членам ОНК по УР в общении с заключенными наедине, в нарушение ч.2 ст. 23 УИК РФ, где четко указано «члены общественных наблюдательных комиссий при осуществлении общественного контроля за обеспечением прав человека в исправительных учреждениях и дисциплинарных воинских частях вправе беседовать с осужденными в условиях, позволяющих представителям администраций исправительных учреждений или представителям дисциплинарных воинских частей видеть их, но не слышать». На заявление визитеров комиссии о предоставлении условий для встреч с заключенными в отсутствии сотрудников администрации колонии, Семенов сообщил, что он не готов сейчас выполнить наши требования в связи с тем, что ему надо получить разъяснения от Удмуртского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ, т.к. на сегодняшний день не знает, законны ли требования ОНК.
Всего за день комиссия выслушала порядка двух десятков человек. По словам заключенных, они постоянно подвергаются избиениям и унижениям со стороны сотрудников администрации, последние говорят с ними исключительно матом, передвигаться заставляют только бегом. Как сообщили членам комиссии заключенные, в колонии практикуются и изощренные виды издевательств — под видом обыскных мероприятий им промывают кишечник, ставя клизмы, а также ежедневно (а иногда и по несколько раз за сутки) выстраивают в камерах совершенно голыми для «медицинского» осмотра.
Рассказывая членам общественной комиссии о порядках, царящих по их словам, в ИК-1 заключённые называли одни и те же фамилии сотрудников администрации, особенно указывая на одного из заместителей начальника колонии. В жалобах поданных 21 января на приёме в комиссии для передачи в прокуратуру, следственный комитет и другие инстанции заключённые, ссылаются на то, что сотрудники администрации заставляют заключенных отказываться от заявленных претензий. Их жалобы, претензии заключенных, из колонии не выходят, а те, кто продолжает настаивать, подвергаются жестоким избиениям. В жалобах переданных на личном приёме содержаться утверждения о вопиющих фактах — обливание заключённых водой и многочасовое стояние на улице в холодное время года, угрозы изнасилования дубинкой.
В пятницу, 21 января буквально все заключенные, побывавшие на приеме у членов общественной комиссии, попросили об обеспечении своей безопасности. Для этого в понедельник в ИК-1 был отправлен адвокат. Через адвоката заключенные сообщили, что как только комиссия уехала из ИК-1, девять заключённых, приходивших на приём были водворены в ШИЗО, на следующий день закрыли ещё двоих, обращавшихся с жалобами на администрацию на приеме ОНК по УР. Как рассказал адвокату один из заключенных: «21 января 2011 г. в одной из камер ШИЗО вечером заставили раздеться до трусов и бежать зимой по не отапливаемому коридору за матрацами. Заключенные отказались, и тогда сотрудники колонии не стали отстёгивать нары от стены, и заключенным пришлось провести ночь на холодном полу».
По словам заключенных, дошедших до членов комиссии, начальник ИК-1 О. В. Семёнов, раздосадованный тем, что заключённые «разговорились», якобы, заявил, что комиссия приедет и уедет, а вы останетесь здесь, и вам будет только ещё хуже. Видимо, так и случилось, раз Павел Ефимов через день после комиссии наложил на себя руки, а ещё один заключенный объявил в субботу, 22 января, голодовку протеста с требованием, чтобы к нему допустили прокурора и членов общественной комиссии. Членов ОНК официально об этом никто не уведомил.
Совершивший самоубийство в ночь с 23 на 24 января Павел Ефимов, по сведениям, от заключённых, тоже пытался обращаться с жалобами на условия содержания, за что якобы подвергался давлению со стороны администрации колонии. Во время посещения колонии членами общественной комиссии Павел Ефимов на приём не попал, так как находился в этот день в жилой зоне ИК-1.
Невольно вспоминаются слова заместителя начальника УФСИН России по УР В.Н. Лукашёва, заявившего в прошлом году на пресс-конференции по поводу очередной смерти в ИК-1: «каждый имеет право на смерть».
Лариса Фефилова, член ОНК Республики Удмуртия, г. Ижевск

onk-ru.info
26.01.2011
  • Просмотров: 4964
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.