Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Осужденные в исправительных колониях становятся миллионерами с помощью обычного мобильника

Колючая проволока и тысячи километров - не помеха для телефонных мошенников. В среднем, почти 90% виртуальных аферистов, которые грабят доверчивых граждан вовсе не компьютерные гении и даже не продвинутые хакеры, а самые обычные зэки, считают в МВД России. Чтобы раскрутить человека на деньги, им нужен обычный мобильник и активная сим-карта. Как на зону попадают сотовые телефоны - отдельная тема. Чтобы в корне задушить телефонный бандитизм во всех зонах правоохранители хотят установить там «глушилки». Правозащитники считают, что после таких жестких мер обстановка в колониях обострится.
О мошенничестве и о самих «гениях» преступного мира GZT.RU рассказали в одном из самых секретных подразделении МВД России - Управлении «К».
В последние годы телефонное мошенничество в нашей стране стало настоящим бедствием. Щупальца телефонных аферистов дотянулись практически до каждого жителя России. Все владельцы мобильных телефонов получали эсэмэску: «Папа/мама, я попал в беду» или «Вы выиграли автомобиль». Некоторые граждане даже оказались на их крючке.
Впрочем, в последнее время аппетиты мошенников слегка уменьшились. Раньше они «раскручивали» на 100–200 тыс. рублей, сейчас больше чем о 20–30 тыс. рублей даже не заикаются. Телефонное мошенничество - бизнес прибыльный, можно сколотить целое состояние, заработать до миллиона рублей чистыми и за это получить до 10 лет тюремного заключения.
- Практические все телефонные мошенничества, то есть 90% совершаются лицами, находящимися в местах лишения свободы, - утверждает капитан милиции МВД и руководитель пресс-службы Управления «К» Лариса Жукова.
Легенды придумывают за колючей проволокой
Само понятие телефонное мошенничество появилось в 2003 году, когда люди стали активно пользоваться сотовой связью, которую мошенники сразу же взяли на вооружение. Не кто-нибудь, а именно зэки изобрели такой способ зарабатывания денег. Они придумали некий костяк схем: «Мама/папа, я попал в беду» и «Вы выиграли автомобиль», которые постоянно дополняют новыми нюансами и виртуозно обыгрывают. Но до сих пор случай с родственником остается одной из самых распространенных тем.
- Телефонные мошенники хорошие психологи, они понимают, что родственные отношения, это самые уязвимые места для человека, - рассказала Лариса Жукова, - на их удочку попадаются, как правило, пожилые люди. Но мошенники настолько активно проводят сейчас эту деятельность, что их «клиентом» может стать каждый, тем более, если это впечатлительный и доверчивый человек.
В 2010 году Управление «К» вместе с тремя основными компаниями сотовой связи забили тревогу. Они совместно стали решать проблему телефонных мошенничеств. И это принесло свои плоды.
- В прошлом году о способах раскручивания российских граждан на деньги не рассказывал только ленивый. После чего начался спад,— поделилась сотрудница Управления «К». - Но любое мошенничество протекает волнообразно. Когда во всех СМИ и на всех телеканалах только об этом и говорили, то на уловки аферистов мало кто попадался. Проходит время, люди забывают о проблеме и снова наступают на те же грабли. Хотя, можно сказать, что у населения появился иммунитет. Но мошенники не дремлют, и придумывают что-то новенькое. Если вдруг в стране происходит ЧП, это им на руку. Например, всплеск телефонных мошенничеств после теракта в Домодедово продолжался недели две.
Случай с родственником остается одной из самых распространенных схем телефонного мошенничества.
Атака телефонных мошенников начинается за пару недель до общественных праздников. Это время самое прибыльное для аферистов. Так, перед Новым годом многие получали эсэмэски: «Новогодний выигрыш! Вы стали победителем! Вы выиграли автомобиль!» На такие послания покупались даже искушенные граждане.
Как совершается мошенничество?
В прошлом году специалисты Управления «К» МВД России разоблачили преступную группу, которая состояла из 8 человек в возрасте от 20 до 30 лет. Ее организатор— заключенный— по телефону сообщал абоненту о том, что их сын или внук совершил ДТП и сбил гражданку Белоруссии, которая находится в тяжелом состоянии в больнице, а он следователь Соколов Андрей Иванович, готов решить проблему всего за 500 тыс. рублей. Потом, изменяя до неузнаваемости голос, говорил за сына или внука, и подтверждал слова следователя. Деньги получал «сотрудник милиции» Юрий Иванович. Если жертва находилась в столице, сообщники из Питера, где орудовала банда, ехали в Москву, чтобы лично забрать деньги. От действий этих мошенников пострадало 100 человек.
Ночью на зоне работы выше крыши
Криминальные дельцы присылают поздравления, как правило, ночью, когда сложно адекватно оценить ситуацию. Человек спросонья понимает только одно, что он стал победителем, да еще авто, о котором не мог и мечтать. До заветной мечты рукой подать. Перевести 30 тыс. рублей на определенный номер, получить код регистрации, и ключи, считай, в кармане.
- Но есть и такие телефонные мошенничества. « Я попал в беду, кинь денег на телефон, потом все объясню». Здесь речь идет о другой сумме,— продолжает Лариса Жукова.— Человек, который переводит на счет мошенникам 300–500 рублей, а потом понимает, что его обманули, не обращается в милицию, потому что считает, что для него это незначительные траты, и что из-за этого не следует идти в правоохранительные органы. Хотя надо понимать, что если на один телефонный номер поступит несколько жалоб, то наберется достаточно крупная сумма для возбуждения уголовного дела. Некоторые обманутые не хотят, чтобы их признавали потерпевшими и считали «лохами». Они думают, что лучше потерять деньги, чем заявлять о своем глупом поступке. По таким латентным преступлениям статистика не ведется.
Как стать миллионером за колючей проволокой?
У сидящих за решеткой уйма времени, но они не «сидят» сложа руки, а названивают всем подряд и наугад шлют эсэмэски.
- Мошенник набирает любую комбинацию телефонного номера, путем случайного набора цифр, только последнюю записывает, чтобы не запутаться,— поделилась капитан милиции Лариса Жукова. - Мошенники действуют очень просто и примитивно. На кого попадет, того и «раскручивает». «У Вашего сына серьезные проблемы. Он сбил человека. Я оперуполномоченный Иванов. Могу помочь решить проблему на месте. Передаю трубку сыну». И взволнованному человеку кажется, что он слышит голос сына. Сколько я ни разговаривала с потерпевшими, они говорили: «У меня было такое ощущение, что со мной говорил мой сын». Люди ошарашены тем, что их дети попали в беду. Они находятся в таком психологическом состоянии, когда у них единственное желание - помочь своему ребенку, и больше они ни о чем не думают. Мошенники не только хорошие психологи, но еще и актеры. Они могут менять голоса до неузнаваемости. Они могут запугивать человека, при этом профессионально оперируя фразами из Уголовного кодекса, который знают как дважды два. Сумма, на которую они «раскручивают» свою жертву может быть разной. Они могут и 500 тыс. попросить, могут и 300. Если человек говорит, что у него нет денег, они вытаскивают из него столько, сколько он может дать. Не все дома хранят деньги. В прошлом году был такой случай. Женщина согласилась заплатить за то, чтобы решили «проблему» ее сына. У москвички дома не оказалось требуемой суммы. Мошенники обнаглели до такой степени, что спросили, где деньги? Узнав, что на сберкнижке, пошли в Сберкассу вместе с ней. В последнее время мошенники «разводят» на 25–30 тысяч. Народ стал более грамотным, и для того, чтобы гарантированно получить деньги, мошенники снижают планку.
На свободе у телефонных мошенников есть сообщники, которые занимаются обналичиванием средств.
- Денежные средства, которые стекаются на телефонный номер арестанта, потом переводятся на электронный кошелек, — продолжила сотрудница МВД, — с которого подельники, которые находятся на свободе, обналичивают средства. Либо в салоне связи блокируют номер, закрывают счет, и снимают остаток.
- У заключенных достаточно хорошо развит инстинкт самосохранения и чувство опасности. Отправил мошенник 100 сообщений, а потом отключил телефон. Так он заметает следы. За полгода могут заработать 20 тысяч, а могут и миллион. Все зависит от аппетитов и от того, на какой теме заключенные специализируются. Если звонят и говорят: «Ваш сын попал в беду» и просят по 200 тысяч, — это одна сумма. Если рассылают эсэмэски и просят «кинуть» на счет 300 рублей — это другая сумма. В 2008 году был вал преступлений с использованием коротких номеров. Управление «К» активно работало с операторами сотовой связи. Теперь операторы обязаны сообщать, кому принадлежит тот или иной короткий номер и сколько стоит отправка на него сообщений. Благодаря предпринятым действиям уже в прошлом году начался резкий спад мошенничеств с использованием коротких номеров. Но в последнее время росту телефонных мошенничеств способствует продажа на улицах столицы сим-карт без предъявления паспорта.
Ужесточение порядка продажи средств мобильной связи
Депутат Владимир Мединский предложил ужесточить порядок продажи средств мобильной связи так, чтобы сотовый телефон можно было купить только "(external-link) при предъявлении паспорта".
Абонент на зоне вне зоны доступа сети
Арестантам не положено, даже запрещено иметь сотовый телефон. Но предотвратить поставку мобилок в камеры невозможно, поэтому сейчас решается вопрос каким образом виртуальным преступникам обрубить связь.
- Если зоны оборудовать специальными приборами, которые глушат радиосигналы, то таких мошенничеств в разы станет меньше, - считает Лариса Жукова. - Мы выступили с таким предложением. В Федеральной службе исполнения наказаний России (ФСИН) объяснили, что пока во всех колониях установить такую аппаратуру невозможно, это дорогое удовольствие.
В 2004–2005 годах в столичных СИЗО «Матросская тишина» и «Бутырка» были установлены аппараты, глушащие сигнал GSM. Оборудование перевыполняло план. Связь отсутствовала в радиусе километр от зданий следственных изоляторов. Поэтому ФСИН России совместно с ФСО, ФСБ, МВД РФ еще с прошлого года приступили к разработке аппаратуры, которая будет точечно «глушить» сотовые телефоны, а не весь район, где расположено исправительное заведение.
- Что касается нашей сферы деятельности, то Управление «К» раскрывает такие дела. Нет ни одного преступления, после которого не оставалось бы следа, - заявила Жукова. - Это касается преступлений, совершаемых в виртуальной среде, - только здесь следы - виртуальные. Мы в своей работе будем и дальше придерживаться принципа трех «П» - предупреждение, профилактика и противодействие. Но и от граждан многие зависит. Если человеку поступил тревожный звонок, он должен успокоиться, лучше всего прекратить телефонный разговор, потому что аферисты не дают человеку опомниться, чтобы наверняка понять, действительно ли на том конце провода близкий родственник, можно спросить: «Сынок, а ты помнишь, как звали твою первую учительницу?»
Но вместе с «глушилками» сотовой связи в местах не столь отдаленных можно заглушить и крик о помощи.
- В соответствии с правовой точки зрения мобильных телефонов у заключенных быть не должно, - сказала эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» Надежда Раднаева, - это спорный вопрос. Многие правозащитники говорят, что осужденные наказаны лишением свободы, а не возможностью поддерживать социальную связь. На зоне должны быть таксофоны. И теоретически они есть. Но общаться по ним - это огромная проблема. Мало того, что разговоры прослушиваются, но к единственному таксофону выстраиваются дикие очереди, существует регламент говорить не больше 15 минут. Получается, заключенные могут общаться по телефону раз в месяц 15 минут. Поэтому мобильный телефоны единственная возможность поговорить с близкими. Сотовые телефоны в колонию проносят сами сотрудники колоний за определенную плату. Именно сотовый телефон является единственным способом сообщить нам или другим правозащитникам о случаях жестокого насилия над заключенными, и донести эту информацию до общественности, чем они и пользуются. Хорошо, что у них пока есть такая возможность, иначе, никто бы не услышал крика о помощи, а это заканчивается печально.
Глушить связь на зоне под предлогом борьбы с зэками-аферистами - это всего лишь предлог. На самом деле силовые структуры хотят обрубить возможность заключенных жаловаться на беспредел, происходящий в колониях, считают правозащитники.
- Глушить мобильную связь в местах лишения свободы из-за телефонных мошенничеств - это очередной предлог. Таким образом, силовые структуры стремятся заткнуть проблему, - утверждает бывший общественный наблюдатель комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Костромской области Глеб Кириллов, - единственный способ сообщить внешнему миру о фактах нарушения на зоне - это мобильник. Обрезать связь, и там начнется произвол. Я считаю, что необходимо не то, что глушить, наоборот, дополнительно оснастить колонии средствами связи. Там стоят таксофоны, но если кто-то и захочет по нему пожаловаться, тут же попадет в ШИЗО (штрафной изолятор). В письмах тоже невозможно изложить достоверную информацию, их читают. Факты телефонных мошенничеств на зоне были, этого никто не отрицает. Но надо взвесить все «за» и «против». Ведь мобильный телефон для человека, который находится там - единственный способ попросить помощи. Информацию правозащитники получают моментально. О фактах избиения, или о том, что к заключенному приехала жена с ребенком, а на встречу его не пускают, что является противозаконным. Это своего рода издевательство. Без оперативной связи заключенным станет гораздо хуже. И вообще, кто считал проценты, сколько осужденных занимаются мошенничеством, а сколько находящихся на воле? Допустим, отключат связь с внешним миром, но те, кто решил заниматься чем-то противоправным, изыщут для этого способы.

gzt.ru
03.04.2011
  • Просмотров: 4372
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.