Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Тюрьма для «воров в законе» в Грузии: побег невозможен, если попал за этот забор - отсидишь весь срок

Корреспонденты «Сегодня» первыми побывали в единственной в мире тюрьме для королей криминального мира.
Грузинские "воры в законе" — в нашей стране притча во языцех. В середине 2000-х годов в Грузии значительно ужесточили уголовное законодательство и, не желая оказаться за решеткой, многие короли криминального мира перебрались на постоянное место жительства в Украину. Здесь они быстро создали свои преступные империи и стали доставлять немало хлопот отечественным правоохранителям. Не секрет, что сегодня подчиняющиеся «законникам» банды угонщиков, квартирных воров, карманников и грабителей банков промышляют по всей стране! Чтобы узнать, каким образом властям Грузии удалось победить воровское движение, наши корреспонденты отправились в Тбилиси и побывали в единственной в мире тюрьме для «законников».
ВОЗДУХ ПРОПИТАН СЫРОСТЬЮ И ТОСКОЙ
Знаменитая тюрьма для "воров в законе" находится на окраине Тбилиси, неподалеку от оживленной трассы, но увидеть с дороги это белоснежное здание нельзя. Оно надежно спрятано за корпусами МВД и высоченным железным забором.
— Вы первые представители СМИ, которым мы разрешили посетить эту тюрьму, — говорит председатель Департамента исполнения наказаний Давид Чакуа. — Но и вам мы покажем далеко не все. Такие у нас правила. Так что не обижайтесь.
Вместе с Давидом Чакуа мы ныряем в раздвижные ворота и оказываемся посреди огромной крытой площадки. Здесь сотрудники учреждения просят нас оставить в камере хранения все свои вещи. В том числе и фотоаппарат. А с собой разрешают взять только блокнот и ручку.
— Снимать в этой тюрьме строго запрещено — сразу предупреждает Давид Чакуа. — Если замечу скрытую камеру, сразу выведу…
С противным скрежетом проворачивается ключ в огромном замке. Миновав коридор железных дверей и решеток, мы поднимаемся по лестнице на третий этаж, стараясь не касаться стен. Они, по старой совковой традиции, покрыты «шубой» (проще говоря, мелкой каменной крошкой).
— В камерах «шубы» нет, и на лестнице мы ее тоже скоро уберем, — угадав наши мысли, отмечает Давид Чакуа. — Она осталась нам в наследство со времен Советского Союза. Тогда в этом здании с очень толстыми стенами находилось СИЗО №5.
Помимо Давида Чакуа, нас сопровождают пять сотрудников учреждения. Конечно, никто из них не допускает мысли о том, что мы попытаемся прорваться в камеры без разрешения. Просто так положено. Но их присутствие нас все-таки угнетает. Так же, впрочем, как и пропитавшийся сыростью и тоской тюремный воздух. Видимо, очистить его не сможет даже самая лучшая уборка.
КОРОЛИ КРИМИНАЛА ПИШУТ СТИХИ
Первым делом Давид Чакуа показывает нам гордость тюрьмы — круглосуточный медицинский пункт. В небольшой комнате нашлось место для кушетки, столика для процедур и двух стеклянных шкафчиков с медикаментами (в основном успокоительными средствами).
— Конечно, нервы у наших пациентов иногда шалят, — перехватив наш взгляд, говорит медсестра Цицино Кабахидзе. — А как вы думали? Сидеть в тюрьме тяжело. Кроме того, у них бывают проблемы с сердцем или давлением. Но ведут себя заключенные всегда хорошо. Они — люди воспитанные. А один из воров (он уже освободился) даже стихи писал. Лично мне они нравились…
Рядом с медпунктом расположен стоматологический кабинет. Он работает каждый день и оснащен новейшим оборудованием. Украинские осужденные о такой роскоши и мечтать не могут!
— Разговаривать с заключенными вам нельзя, — снова разочаровывает нас Давид Чакуа. — Могу лишь сказать, что у нас здесь около двадцати камер. Все сидельцы — "воры в законе". Самому старшему из них 54 года, а самому молодому — 28 лет. Сроки заключения у всех разные. В среднем от 6 до 15 лет. Сейчас мы покажем вам стандартную камеру…
Один из сотрудников учреждения с огромной связкой ключей подходит к выкрашенной в черный цвет металлической двери. Снова раздается скрежет ключа в двойном замке. Застыв в дверном проеме (заходить в камеру нам запрещено), мы встречаемся взглядом с двумя немолодыми мужчинами в дорогих спортивных костюмах. Когда открылась дверь, они как раз заканчивали партию в шахматы. А сейчас явно растерялись.
— Здравствуйте! – хором говорим мы, но нам никто не отвечает.
То ли потому, что нет желания, то ли из-за того, что по правилам криминального мира (на воровском сленге — «по понятиям») «законникам» запрещено давать интервью. Поэтому нам остается лишь рассматривать камеру. Около входа — столик (его ножки, как и ножки кроватей, приварены к полу) с журналами и кроссвордами. На полу — ковровая дорожка. Двухъярусные железные нары (над ними висят иконы) прижались к стенам. На противоположном конце «хаты» — дверь в санузел. А под потолком трижды зарешеченное окошко, сквозь которое пробивается тусклый свет. Конечно, назвать эту комнату уютной сложно. Но, в отличие от камер в отечественных «крытках» (проще говоря, в тюрьмах закрытого типа, где содержатся маньяки и убийцы), — здесь можно жить.
СБЕЖАТЬ ОТСЮДА НЕВОЗМОЖНО
Побег невозможен. Если попал за этот забор, отсидишь весь срок.
— Кормим мы заключенных хорошо, — продолжает Давид Чакуа. — В меню — рыба, мясо, фасоль, каша и масло. Кроме того, они могут приобрести все необходимое (кроме спиртного) в тюремном магазине. Раз в день на один час мы выводим осужденных на воздух. Три раза в месяц они могут позвонить родственникам и поговорить с ними 15 минут. Им также положены свидания…
Спустившись на первый этаж, мы выходим в прогулочный дворик. По сути, это клетка шириной не больше пяти метров с длинной деревянной скамьей. Отсюда хорошо видно, что решетка натянута по периметру всей территории тюрьмы!
— Сбежать от нас невозможно, — словно прочитав наши мысли, говорит Давид Чакуа. — Кто к нам попал — отсидит весь положенный срок…
Примечательно, что обслуживают воры себя самостоятельно: убирают камеру, стирают свои вещи, моют после себя посуду. И это при том, что, согласно преступному «кодексу», подобные занятия унижают достоинство «законников», а всю черную работу за них должны выполнять «шестерки»!
— Когда воры сидели в колониях, они могли позволить себе бездельничать, — вспоминает Давид Чакуа. — Но у нас королей и прислуги нет. «Законники» поначалу даже дрались друг с другом из-за того, кто должен мыть чашки! Но мы с этим быстро разобрались. Теперь каждый сам за собой убирает...
«УБЛАЖАТЬ ЗАКОННИКОВ МЫ НЕ БУДЕМ!»
Хатуна Калмахелидзе, 32-х летняя глава Министерства исполнения наказаний, апробации и юридической помощи
До «революции роз» — 2003 года в Грузии — на каждого вора в законе работала целая банда преступников: воришек, карманников, угонщиков и сутенеров. Местные мальчишки уже в десятилетнем возрасте начинали мечтать о воровской короне. А девочки уверяли, что согласятся выйти замуж только за короля преступного мира.
— Правда ли, что в те времена простые люди так боялись ограбления, что с наступлением темноты не выходили на улицу? — спросили мы у главы Министерства исполнения наказаний, апробации и юридической помощи Хатуны Калмахелидзе.
— Да! В домах ставили по три двери. А машину покупали лишь после того, как построили гараж-крепость. Теперь же, по данным международных организаций, Грузия является одной из самых безопасных стран в мире. Местные жители не всегда закрывают двери в свои квартиры. А владельцы автомобилей не тратят деньги на сигнализацию. Конечно, избавиться от преступности на 100% нам не удалось. Но ее уровень снизился в десятки раз!
Грузинам удалось добиться таких результатов потому, что они подошли к решению вопроса системно. Ведь до «революции» воры были тесно связаны с коррумпированными государственными чиновниками и высокопоставленными правоохранителями. А простые люди «законников» боялись и не соглашались давать против них показания (от Автора).
— Для того что бы разорвать этот порочный круг, — говорит министр, — мы должны были прежде всего очистить госорганы от коррупции. Это была наша самая главная задача.
Примечательно, что, излечив свою страну от вируса взяточничества, грузины предприняли еще несколько важных шагов. Во-первых, изолировали «законников» в специальной тюрьме и лишили их возможности управлять криминалом. Во-вторых, существенно ужесточили уголовное законодательство. И, наконец, серьезно увеличили заработную плату сотрудникам правоохранительных органов и Департамента исполнения наказаний.
— А какие теперь зарплаты у ваших сотрудников?
— Раньше наши офицеры получали очень низкие зарплаты и брали деньги от воров, — вздыхает Хатуна Калмахелидзе. — Поэтому в колониях у «законников» было все: наркотики, выпивка, деликатесы и отдельные апартаменты. Кроме того, к ворам в любое время суток пускали родственников и знакомых, которые даже жили в тюрьме! Теперь, естественно, все изменилось. Оклад директора учреждения — около $2000 тысяч, а инспектора, который работает в системе всего пару лет, — приблизительно $400. При этом все сотрудники получают премии и медицинскую страховку на всю семью. А в следующем году мы планируем повысить заработную плату еще. Но самое главное — мы подняли статус наших сотрудников. Они теперь себя уважают и ублажать воров не станут. У них другой менталитет...
РЕФОРМЫ В ЗОНАХ: ПРОБЛЕМУ ТУБЕРКУЛЕЗА ПОЧТИ РЕШИЛИ
Камеры. В таких помещениях грузинские осужденные живут после реформы системы наказания
Грузинская власть за довольно короткий срок успела провести целый ряд реформ в системе исполнения наказаний.
По словам Хатуны Калмахелидзе, сегодня в этой стране «80% мест лишения свободы соответствуют европейским стандартам, а осужденные имеют все необходимое для нормальной жизни. Проще говоря, могут посещать спортивные площадки и уединяться в комнатах психологической разгрузки». Между тем в Украине только несколько колоний могут похвастаться такой роскошью. Например, зона для мужчин в городе Белая Церковь (Киевская обл.) или Харьковская женская колония. А в большинстве учреждений все осталось так, как и при СССР: ветхие бараки на 100 человек, бытовки с тараканами (где в лучшем случае можно закипятить чай) и скромная библиотека, которая не обновлялась с начала 80-х годов.
— Решили мы и проблему распространения в колониях туберкулеза, — говорит Хатуна Калмахелидзе (отметим, что в отечественных зонах от этой страшной болезни сегодня умирают десятки людей! — Авт.). Изолировали больных от остальных заключенных в отдельные помещения и обеспечили их круглосуточной медицинской помощью. А для тех из них, кто нуждается в стационарном лечении, — строим больницу. Кроме того, при нашей системе уже действует хирургический госпиталь.
Примечательно, что в грузинских колониях доктор есть при каждом отряде из сорока осужденных. А в украинских один врач наблюдает сразу тысячу человек!
— Не забываем мы и об обучении заключенных, — продолжает Хатуна Калмахелидзе. — Находясь в местах лишения свободы, они имеют возможность освоить любую рабочую профессию и изучить английский язык.
Работают грузинские заключенные в хлебопекарнях, теплицах и швейных мастерских. Заработная плата у них, конечно, небольшая — в среднем около $200. Но на покупку в тюремном магазине еды и сигарет — хватает.
P.S. Примечательно, что грузинская оппозиция часто упрекает действующую власть в том, что в ходе войны с коррупционерами и криминалитетом за решеткой оказалось едва ли не полстраны (общее число осужденных в Грузии — около 22 тысяч, а все население государства — 5 миллионов) Но, по словам Хатуны Калмахелидзе, сейчас этот вопрос решается. «Недавно мы как раз ввели альтернативные методы наказания, — говорит она. — В том числе — общественные работы. Надеемся, что скоро число осужденных сократится».
АВТОРИТЕТ: «МИШКА ВРЕТ, ЧТО ВСЕХ ВОРОВ ПОБЕДИЛ! ОНИ ЕЩЕ ВЕРНУТСЯ»
Любопытно, что в отличие от других стран постсоветского пространства в Грузии статус вора можно приобрести за деньги. И хотя в преступном мире короли-самозванцы уважением не пользуются, до революции липовые законники чувствовали себя на родине неплохо. А потом просто удрали с награбленным добром за границу. В то же время до 2003 года в этом государстве было много и настоящих воров, которых короновали на сходке — за особые заслуги перед «братвой». Накануне поездки в тюрьму для законников в одном из дорогих кафе Тбилиси мы встретились с человеком, который полжизни провел в заключении и долгое время был «смотрящим». Несколько лет назад, отметив 70-летний юбилей, он попытался «уйти на пенсию». Благо средств на жизнь хватает. Но отойди «от дел» полностью так и не смог. Выглядит наш собеседник, как преуспевающий пожилой бизнесмен: прекрасно одет, ездит на дорогой машине с водителем.
— Мишка (имеется в виду президент Грузии — Михаил Саакашвили. — Авт.) врет, что всех воров победил! — сразу заявил, он. — «Шпану», которая за деньги поднялась, он, конечно, выгнал. А настоящие воры все равно в нашей стране вес имеют. Пока они управляют из-за границы. Но придет время, и они вернутся домой. Вот увидите…
— Вы хотите сказать, что они до сих пор связаны с грузинскими чиновниками и могут «решать вопросы»?
— А как вы думаете? У них — связи на самом верху! И так будет всегда. Это же и власти выгодно. Кто-то должен делать для нее грязную работу.
— А кто в таком случае сидит в тюрьме для воров?
— Ой, не смешите меня! Там находятся люди, которые в нашем мире ничего не значат. Поэтому вам с ними разговаривать и не разрешили…
— Зачем тогда грузинские чиновники говорят о том, что искоренили воровское движение в Грузии?
— Потому что им нужно показать, что они делают полезные для общества вещи. Надо же им чем-то похвастаться. Лучше бы с безработицей справились. Вы знаете, что почти половина жителей нашей страны не может устроиться на работу? Вот это настоящая беда. А не воры…
ПОЧЕМУ ОНИ ВЫБРАЛИ УКРАИНУ?
Можно назвать четыре причины переезда грузинских воров в нашу страну. Во-первых, здесь говорят по-русски. А все грузины старшего возраста прекрасно владеют этим языком. Во-вторых, у нас помнят о ворах и воровских традициях, соответственно готовы заплатить законникам за помощь. В-третьих, наше общество насквозь коррумпированное. А это означает, что короли криминала могут за деньги решить любой вопрос. Например, оформить себе украинское гражданство. Уйти от наказания в случае совершения преступления. Или вытащить из под ареста членов своей свиты. Наконец, украинское законодательство значительно мягче грузинского. Да и тюрем для воров в нашей стране нет. Так, что если мы хотим решить проблему преступности, нужно действовать как грузины — системно.

segodnya.ua
08.11.2011
  • Просмотров: 2261
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.