Судебная практика
Для тех кто ждет...

Мы ВКонтакте

Колонии на карте России



Реклама


Места лишения свободы
Облако тегов
Предложения

Исправительная колония для женщин № 128 с. Маринополь, Ивано-Франковская область

Женская исправительная колония в селе Маринополь Галицкого района на Ивано-Франковщине, по сегодняшней классификации, представляет собой уголовно-исполнительное учреждение открытого типа (исправительный центр), и предназначена для исполнения наказания тех, кто впервые совершил преступление небольшой и средней тяжести. Считается исправительный центр №128 более-менее комфортной зоной. Это единственное в Украине исправительное учреждение со специальным сектором, в котором отбывают наказание бывшие сотрудницы силовых структур. Как признались газете «Сегодня» здешние зэчки, они верят, что бывшая премьер-министр Юлия Тимошенко, недавно приговоренная к 7 годам лишения свободы, будет мотать срок вместе с ними, но, возможно, в вип-секторе, где уже есть две узницы, бывшие правоохранительницы.
Как мы уже писали, заключенная №1 пока сидит в СИЗО №13 «Лукьяновка», а куда ее переведут дальше, еще не решено. Отбывать срок она будет наравне с другими узницами, рассказал нам недавно помощник главы Государственной пенитенциарной службы Украины Игорь Андрушко. Место отсидки определит специальная комиссия при СИЗО после того, как решение суда вступит в законную силу. Всего же в Украине 11 женских колоний.
4 КВАДРАТА. «Многим из них здесь лучше, чем было на свободе: думать ни о чем не надо, трехразовое питание, чистая постель, горячая вода», - сотрудник охраны галицкой исправительной колонии №128 для женщин, которые впервые совершили преступление, нахваливает журналисту «Сегодня» условия содержания заключенных, попросив не указывать его имя. Охранник убеждает нас, что конституционные права граждан нигде так не соблюдаются, как в местах лишения свободы. И температурный режим в помещениях колонии, и калорийность питания заключенных, и санитарные нормы жилой площади (4 квадратных метра на человека) - все это находится под пристальным контролем и обязано отвечать требованиям действующего законодательства. Даже бесплатная медицина, о которой на свободе уже почти забыли, для узников все еще существует. «Главное, работать и не нарушать режим», - коротко формулирует охранник условия тюремного «счастья».
ВСЕ НА ПЛЯЖ, А ЮЛЯ НА РАБОТУ
Работы на зоне для всех пока что не хватает. В рабочее время часть заключенных женщин собралась во дворе около бытового участка, рядом медленно сохнет под осенним солнцем выстиранное белье и одежда. Руками здесь никто не стирает - в здании, где моются и стирают вещи, установлены автоматические импортные стиральные машинки.
«В первую очередь мы должны трудоустраивать тех, на кого в учреждение пришли исполнительные листы, кто возмещает убытки по гражданским искам, платит алименты, - объясняет и.о. начальника отделения галицкой исправительной колонии Светлана Иванишак. - Есть среди осужденных такие, которым закон не позволяет работать, они освобождены от работы. Но процентов 70 трудятся».
Чтобы максимально задействовать заключенных, в колонии принимают разные заказы - здесь и конверты клеят, и похоронные венки плетут, и новогодние игрушки разрисовывают. В столярном цеху как раз закончили резать планки для столов. «Вот дорезали недавно, ждем новый заказ, - бойко рапортует одна из осужденных, сметая стружку. - Я люблю физический труд, работаю, буду работать и мечтаю пойти на «УДО».
Самая оживленная работа кипит в швейном цеху. Швеи в аккуратных белых платках, как и все здешние заключенные, не отрываются от своего занятия и реагируют на приход журналиста настороженной молчанкой. «Кто-то уже умел шить, кого-то здесь научили, - продолжает экскурсию Светлана Иванишак. - Сейчас они мастерят полотняную обивку для кресел». Работают заключенные на электрических швейных машинках «Оtex», принцип работы которых изображен на таблице, висящей на стене.
Рядом с рабочим местом одной из швей замечаю наклейку: «Все на пляж, а Юля - на работу» с красным сердечком - логотипом известной политической силы. Здесь, на зоне, эта предвыборная бютовская агитка смотрится недвузначно (ну как специально наклеили!). Интересуюсь, слышали ли здесь о приговоре, вынесенном Юлии Тимошенко, и что об этом думают. «Слышали, конечно, - отозвалась самая смелая, - думаем, что будет у нас сидеть, на секторе». Ее соседки отзываются на это предположение сдержанным, но радостным смехом. Женщины говорят, что Юлю здесь обижать не будут (как предполагают некоторые узницы, если Тимошенко таки привезут в эту колонию и устроят в «сектор», то работать со всеми она вряд ли будет, как и теперешние обитательницы «сектора»). Кстати, и сам приезд журналиста на зону породил слухи, мол, приехали из Киева проверять «апартаменты», в которых будет сидеть Тимошенко.
ВИПАМ ЕДА В «НОМЕР»
Среди заключенных галицкой исправительной колонии, как убеждают в администрации учреждения, нет блатной иерархии. «Здесь отбывают срок «первоходки» - впервые совершившие преступление, - объясняет Светлана Иванишак. - Потому здесь нет блатных обычаев, неформального лидера. Кое-кого, правда, в СИЗО научили всяким глупостям, но мы всех одинаково вынуждаем выполнять существующие правила, назначаем дневальных и в целом контролируем ситуацию».
Единственные заключенные, которых выделяют среди других, находятся на территории колонии в так называемом локальном секторе. Это отделение предназначено для бывших работниц силовых структур, которые совершили преступление. Сейчас здесь «живут» двое осужденных - одна женщина работала в паспортном столе, другая была государственным исполнителем (третьей, не исключено, может стать Тимошенко). Общаться с журналистом они не хотят. Мы застали потенциальных соседок Юли на кроватях, при нашем появлении они отвернулись к стенке. «Этих двух осужденных постоянно содержат отдельно от остальных, еду им приносят сюда, у них собственный дворик для прогулок, - рассказала начальник локального сектора Людмила Данилюк. —Это сделано для того, чтобы не возникало конфликтов, если кто-то из осужденных затаил обиду на деятельность правоохранительных органов». Узницы вип-сектора не работают со всеми в цеху и не ходят на шоу-программы. Развлекаются чтением книг. Обстановка в их комнате такая же, как и у остальных, никаких телевизоров или других «излишеств».
«У НАС ПИОНЕРЛАГЕРЬ «СОЛНЫШКО»
На мои надоедливые расспросы о бытовых условиях в колонии одна из осужденных отрезала: «У нас здесь пионерский лагерь «Солнышко». Даже когда удавалось остаться один на один с зэчками, никто из них не пожаловался на какой-то дискомфорт в условиях содержания. «Чистота, порядок - нечего сетовать, в выходные приезжают верующие, поют, молитвы читают, - наперебой говорили они. - Инспектора добрые, школа есть, здесь нас никто не обижает».
Только некоторые жаловались на то, что им не хватает работы, да еще спать ночью стало холодновато. Правда, уголь для котельной уже завезли, теперь заключенные его сами складывают («Сегодня» застала их за этим занятием - женщины на носилках таскали уголь на склад).
ШКОЛА. Так зэчки называют учебно-консультационный центр, который действует при колонии. Сейчас здесь по программе вечерней школы получают среднее образование около десяти заключенных разного возраста. Они посещают занятия скорее для того, чтобы немного разнообразить свое пребывание в изоляции от общества. «И предметы интересны, и учителя», — заверяла журналиста не первой молодости ученица.
Для «спасения души» в одном из помещений обустроили молитвенную комнату, где каждое воскресенье правят службу приходские священники. Стены импровизированной часовенки расписали ангелами и святым семейством сами осужденные.
«ОБЩАГА»: ЦВЕТЫ И КОСМЕТИКА
Невзирая на ветхость и облупленность фасадов, в комнатах осужденных (в каждой по десять кроватей) довольно уютно и опрятно. Даже назвать их камерами язык не поворачивается. Окна без решеток, прикрытые легкими занавесками, на стенах - коврики, вазоны с цветами и полочки с иконками и фотографиями родных. «Осужденные женщины и сами красоту наводят, - говорит начальник локального сектора галицкой исправительной колонии №128 Людмила Данилюк. - Утром им хватает времени и губы нарисовать, и глаза подкрасить. Косметика у нас не запрещена, кроме той, которая содержит алкоголь».
«ПОЛЕ ЧУДЕС» И ШОУ
Интересно, что большинство помещений (где зэчки спят, стирают, кушают, пекут хлеб, молятся и устраивают культпрограммы) галицкой исправительной колонии расположены в здании старого монастыря капуцинов, который был построен в Мариямполе больше двух с половиной веков назад, в 1746 году. Позже здесь основали больницу, в которой работали монашки - сестры милосердия. Советская власть в 1945 году отдала здание под детский дом, а в конце 70-х оно перешло в распоряжение милиции и здесь сделали лечебно-трудовой профилакторий для алкоголиков, просуществовавший до 1998 года. Тогда тут решили обосновать колонию-поселение для тех, кто получил «мягкое» наказание. После ряда реорганизаций лишь в марте этого года бывший монастырь перепрофилировали в колонию для женщин.
В монастырском комплексе поныне сохранилось помещение старого костела, переоборудованное под клуб, где устраивают «развлекуху» для осужденных (конкурсы, праздники). «Вот это у нас для конкурса «Поле чудес», -кивает Светлана Иванишак на большой разноцветный, разделенный на секторы, барабан. К 6 декабря местные таланты готовят целое шоу с песнями-плясками.
ХЛЕБ ПЕЧЕТ ЭКС-НАРКОМАНКА
На питание зэчки не жалуются - готовят они сами под надзором персонала колонии. Некоторые продукты закупают, а что-то имеют свое - скажем, на ферме разводят свиней, а еще на территории колонии растут яблоки. «В этом году осужденные и сушили фрукты, и закрутки делали, компоты», - рассказала нам Людмила Данилюк. Хлеб здесь также пекут свой. Работает в пекарне бывшая наркоманка, осужденная за хранение дури. Уверяет нас, что избавилась от своего пагубного пристрастия, покаялась в грехах и готовится к новой жизни на свободе, хотя до этого ей еще далеко. «Еще четыре года зона без пекаря не останется», - шутит она.
«ЗДЕСЬ НЕТ БЛАТНЫХ»
Сами зэчки говорят, что среди сидящих здесь не много тех, кто совершил преступление из корыстных побуждений, чаще причиной становится внезапная вспышка эмоций. На вопрос, почему попали на зону, они чаще всего отвечают: «По глупости». Вместе с тем, как заметили работницы исправительного учреждения, женщины более злопамятны и мстительны, потому конфликты на женских зонах опасны тем, что могут тянуться годами. Таких стычек в Галицкой колонии, как уверяло нас начальство колонии и сами арестантки, до сих пор не возникало.
«У нас между собой хорошие отношения, здесь нет блатных, мы обычные женщины, друг друга поддерживаем, - убеждала женщина, которую осудили на девять лет лишения свободы за попытку продать своего 10-летнего сына. - На других лагерях меня с такой статьей могли бы убить, а здесь не чмырят. Знают, что я не виновата, что нас, нищих, обманули, подставили».
Преступление против детей действительно считается на женских зонах самым позорным поступком. Бывают случаи, когда детоубийцу другие осужденные силой стригут наголо, после чего голова еще долго заживает от порезов. Но женщину, которая продавала своего ребенка, в Галицкой колонии если и игнорируют, то только из-за ее привычки курить вонючие самокрутки…

segodnya.ua
10.11.2011
  • Просмотров: 3593

Читайте также:

Loading...