Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Осужденный в тюрьме и после: или как социализировать осужденного после освобождения?

Каждый месяц тюремные стены покидают мужчины и женщины, отбывшие наказания за самые разные преступления. Одни ищут работу, чтобы вновь влиться в обычную жизнь без решеток на окнах, другие, одичавшие за время заключения, идут на повторные преступления.
В колониях на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области отбывают наказания за совершенные преступления почти 17 000 человек. Из них 95% - жители этих двух регионов, поэтому в скором времени более 16 000 человек, искупивших вину перед обществом, вернуться к нормальной жизни в Северной столице. По словам начальника УФСИН по Петербургу и области Игоря Потапенко, по прибытии в колонию с каждым новым заключенным ведется индивидуальная беседа, человека на протяжении всего срока нахождения в местах лишения свободы готовят к возвращению к нормальной жизни. Вчерашних экстремистов готовят по специальной программе. Осужденные по 282 статье, сказал генерал Потапенко, находятся на особом контроле, в тюрьме им стараются привить толерантность.
В женские колонии еженедельно выезжают волонтеры общественной организации, которые оказывают юридическую и психологическую помощь. Кроме того, на стендах во всех колониях висят контактные данные о центрах трудоустройства бывших заключенных, которых, увы, редко принимают на работу. Предприятия, которые берут к себе на работу тюремный контингент, получают льготы. Специальный центр, например, в 2010 году нашел работу 371 человеку из 786 обратившихся. Это хороший показатель, ведь в 2009 году работа нашлась для 297 человек, а обратилось 702 человека.
Председатель петербургской общественной комиссии по делам заключенных Владимир Шнитке полагает, что общественность должна принимать самое активное участие в подготовке к освобождению убийц и грабителей. Порой из тюрем выходят люди без профессии и адреса. Им банально некуда идти.
Другую проблему обозначил уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Михаил Козьминх. Он сетует, что судьи очень редко освобождают заключенных по УДО. Добиться условно-досрочного освобождения практически невозможно. Даже если руководство колонии дает положительные характеристики заключенным, суд только в одном случае из трех удовлетворяет прошения. «Суд не подлежит критики», - с сожалением констатировал областной омбудсмен и тут же предложил расширить полномочия общественных комиссий, которые занимаются делами заключенных. Порой, рассказывает правозащитник, суд, рассматривая прошение об УДО, принимает исключительно соображения прокурора.
«Почему все сказали, что заключенный достоин УДО, а суд принимает другое решение?» - вопрошает Козьминых. Он не видит никакого воздействия на судей в этом вопросе. Его коллега, руководитель областной общественной наблюдательной комиссии Владимир Матус, предлагает исключить участие прокурора при рассмотрении дел по УДО. Или, говорит он, добавить третий голос общественных объединений, который был бы решающим.
Игорь Потапенко сообщил, что с 1 января каждому вновь прибывшему заключенному разъясняется его право на УДО, а также существует три критерия, соблюдая которые, человек может претендовать на досрочное освобождение из тюремных стен. Исполнение режима колонии, стремление к обучению и поддержание связи с родственником – вот и все критерии.
Колонии давно наладили связь с бизнесом. Предприниматели охотно предоставляют оборудование, на котором работают заключенные. В Карелии, например, бизнесмены сбывают 100% товара, произведенного в колониях, а заключенным выплачивается заработная плата около 7 тыс рублей в месяц. Деньги можно переслать родственникам или потратить в магазине на территории колонии. В среднем заключенный зарабатывает около 1,5 тыс рублей, но есть специалисты редких профессии, их денежное довольствие в месяц доходит до 15 тыс рублей.
Конечно, труд в тюрьмах добровольный, и начальство никак не может заставить человека работать, но приходится констатировать, что 80% всех судебных приговоров выносятся «с иском», то есть осужденные обязаны выплатить компенсацию материального ущерба или морального вреда.
Михаил Козьминых считает, что все гражданские иски должно выплачивать государство, а потом уже разбираться с заключенными, и привел пример, когда к нему пришла на прием пожилая женщина, которой убийца ее сына должен выплатить 500 тыс рублей.
«Что мне ей говорить? - возмутился правозащитник. – Если средний заработок тысяча рублей или полторы, то в год это примерно 15 тыс рублей, за десять лет 150 тыс рублей. Понятно, что пожилая женщина, которой 70 лет, этих денег никогда не дождется».
Уполномоченный по правам человека в Петербурге Алексей Козырев сообщил, что приходится отказывать в прошениях о помиловании почти по всем делам, где преступники должны деньги потерпевшим. С другой стороны, подчеркнул правозащитник, поступает огромное количество жалоб на судебную систему. Суд – сознательно или нет – практически никогда не выносит оправдательные приговоры, умножая армию заключенных России. По статистике, каждый год из СИЗО выходит 1800 человек, в отношении которых не было никакого решения, то бишь эти люди просто так содержались в изоляторе, они невиновны.
«Есть судьи, которые за все свою жизнь не вынесли ни одного оправдательного решения, - с отчаянием сказал Козырев. – Не невиновен или виновен – рассуждает судья, а сколько дать».
Помимо этого, некоторые заключенные не хотят покидать колонии. Игорь Потапенко рассказал, что на приемах некоторые его «выпускники» просятся обратно. Владимир Матус не видит в этом ничего удивительного. В колонии трехразовое питание, мягкий ночлег, есть друзья, буфет и магазин. Заключенные даже заказывают любимые сорта кофе. «Это не в Америке, - говорит он, - где запрещены свидания и передачи с воли».
Подытоживая разговор, Михаил Козьминых заметил, что сегодня в колониях сидят сотни тысяч трудоспособного населения, а Игорь Потапенко с горечью сказал, что страх перед уголовным законом испытывают только те граждане, которые впервые идут на преступления. Владимир Шнитке затронул важную тему содержания детей в колониях для несовершеннолетних. Государство поручает оступившейся молодежи «работу для дебилов», они клеят коробочки. С трудом удается пробить идею организации поварских курсов, чтобы молодые люди, выйдя на свободу, имели хоть какую-нибудь специальность.

shuum.ru
23.04.2011
  • Просмотров: 2471
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.