Судебная практика
Для тех кто ждет...
Мы ВКонтакте
Колонии на карте России
Места лишения свободы

События в мире
Облако тегов
Экстрадиция: процедура, которая связана с обеспечением основных прав человека

Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Александра Звягинцева "Российской газете".
Генпрокуратура добилась ареста активов за рубежом на 10 миллиардов рублей.
Известная формула российских жуликов: "Украл, перевел деньги в офшоры и спи спокойно" с некоторых пор все чаще дает сбои. Счета в зарубежных банках перестают быть гарантией безоблачного будущего на дальних берегах для взяточников, воров и аферистов. В первую очередь, благодаря Генеральной прокуратуре. Точнее -тем ее подразделениям, которые в главном надзорном ведомстве страны отвечают за международное сотрудничество.
Возглавляет это направление заместитель Генерального прокурора Александр Звягинцев. Его часто можно увидеть в Совете Европы, в других странах среди зарубежных партнеров. Он - член Исполкома Международной ассоциации прокуроров (МАП), которая объединяет более 150 стран мира, входит в состав руководящих органов Консультативного совета европейских прокуроров.
"Российская газета": Александр Григорьевич, еще не так давно считалось едва ли не аксиомой, что похищенные в России деньги или имущество, если они оказались за рубежом, то потеряны безвозвратно. Однако ваше ведомство этот тезис все активнее опровергает.
Александр Звягинцев: Кое-что удалось. Есть некоторые серьезные результаты. Назову несколько показательных случаев. С помощью Генпрокуратуры российской госкомпании "Совкомфлот" реально возвращено из Швейцарии около 60 млн долларов США, которые похитили бывшие руководители этого предприятия и их сообщники. Госпредприятию "Арктикморнефтегазразведка" возвращено из Норвегии уникальное буровое судно "Валентин Шашин", его стоимость около 300 млн долларов. А компании "Архангельский траловый флот" вернули похищенный у них траулер стоимостью более 150 млн рублей. Эти примеры не единичны. Для обеспечения исков о возмещении вреда, а также возможной конфискации имущества обвиняемых по запросам Генпрокуратуры в зарубежных государствах наложен арест на различные активы, стоимостью, эквивалентной более 10 миллиардов рублей.
Но не секрет, что многие миллиарды долларов, похищенных в России, по-прежнему отмываются за рубежом. И мы считаем, что нужно еще активнее наращивать усилия на этом направлении.
"Российская газета": Те, кто бежал за границу с ворованными капиталами, могут там чувствовать себя в безопасности? Они становятся доступными для нашего суда?
Александр Звягинцев: Только в прошлом году были приняты решения о выдаче почти 1100 человек. Через Национальное бюро Интерпола при МВД России направлено более 500 поручений об объявлении лиц в международный розыск. Это ощутимо - на 20 процентов больше, чем годом раньше. На четверть возросло количество лиц, экстрадированных в Россию из стран дальнего зарубежья.
"Российская газета": Много среди них тех, кто совершил громкие преступления?
Александр Звягинцев: В последние годы Генеральной прокуратуре удалось добиться выдачи в Россию многих беглых преступников, в том числе совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Среди них есть фигуранты уголовных дел, имеющих повышенную общественную значимость.
Можно назвать выдачу из Испании Бабакехяна и Захарова, обвиняемых в убийстве губернатора Магаданской области Цветкова. Оттуда же привезли одного из участников так называемой "ореховской" организованной преступной группы Полянского, а также некоего Гасаева, обвиняемого в терроризме. Кроме того, испанские власти приняли решение о выдаче российским правоохранительным органам обвиняемого Мрыхина - директора клуба "Хромая лошадь", в котором во время пожара погибло 156 человек и 83 человека получили телесные повреждения различной степени тяжести.
"Российская газета": Одно из самых жестоких преступлений последнего времени - это кровавая резня в Кущевке, где банда не только терроризировала всю станицу, но и фактически управляла целым районом. Ее участники тоже ударились в бега. Удалось их найти?
Александр Звягинцев: Украина выдала нам двоих обвиняемых в жестоком убийстве 12 человек, в том числе малолетних детей - эта кровавая трагедия в станице Кущевской Краснодарского края потрясла всю страну. Удалось вернуть к нам и других фигурантов громких дел. Из Марокко экстрадирован фигурант более сотни уголовных дел Калиниченко. Он обвиняется в создании финансовой пирамиды, от его махинаций пострадало более 4 тысяч россиян и граждан других стран. Кипр выдал России Котляренко, который похитил более 1 миллиарда рублей из бюджета Московской области.
"Российская газета": Чтобы добиться выдачи преступников из-за границы, мало доказать их вину. Необходимы и некие соглашения с другой страной. Много ли государств, с которыми плотно сотрудничает Генпрокуратура ? На основании каких правовых документов осуществляется взаимодействие.
Александр Звягинцев: Каждая выдача преступника из-за границы - это, с одной стороны, результат серьезной работы, которая проводится на протяжении многих лет. Прежде всего - в формате многопланового личного диалога с зарубежными партнерами. Достаточно сказать, что на сегодняшний день Генпрокуратурой заключено 64 соглашения о сотрудничестве с компетентными органами иностранных государств. Во-вторых, мы исключительно скрупулезно относимся к подготовке следственных поручений и запросов о выдаче, которые направляем за рубеж. Уместно будет заметить, что даже чрезвычайно требовательные британские коллеги из Королевской прокурорской службы не вернули в Россию ни одного запроса за годы сотрудничества. Они поддержали практически все наши ходатайства в судебных органах Великобритании.
"Российская газета": А что же они не торопятся с экстрадицией? Ведь выдачи беглых россиян из Лондона по-прежнему нет.
Александр Звягинцев: Во всем мире известно, что британцы являются сложными партнерами, когда дело связано с экстрадицией и исполнением следственных поручений. Кстати, серьезные претензии к решениям судебных органов Великобритании есть не только у нашей страны. Об этом открыто говорят и коллеги из других государств.
Тем не менее за долгую историю российско-британских взаимоотношений в последние годы нам удалось все-таки добиться от английского суда и МВД принятия решений об экстрадиции четырех обвиняемых. К сожалению, Великобритания продолжает оставаться прибежищем для различного рода преступников и привлекательным местом для отмывания незаконно нажитых капиталов, которые активно работают на английскую экономику.
"Российская газета": За границей пытаются спрятаться разные преступники - и коррупционеры, и бандиты, и террористы. Чьей выдачи вы добиваетесь особенно настойчиво?
Александр Звягинцев: Мы работаем со всеми запросами о выдаче. Но повышенное внимание, конечно, уделяется преступлениям с высокой степенью общественной опасности, особенно террористической направленности, наркопреступлениям и коррупции.
В прошлом году из Белоруссии был экстрадирован обвиняемый Укушев для привлечения к уголовной ответственности за участие в незаконном вооруженном формировании. За аналогичное преступление из Азербайджана в Россию выдан Абдулкеримов.
Кроме того, азербайджанские коллеги экстрадировали в Россию для приведения приговора в исполнение осужденного Чанкаева по делу о теракте в Каспийске.
На основании поручений Генпрокуратуры на территории иностранных государств задержано 8 лиц, причастных к террористической деятельности, направлены запросы об их выдаче.
Мы считаем успехом тот факт, что в ушедшем году совместно с МИДом России и другими российскими органами на международном антитеррористическом направлении удалось добиться принятия решения Советом Безопасности ООН, в соответствии с которым террористическая организация "Имарат Кавказ", возглавляемая Доку Умаровым, включена в санкционный список 1267 и признана международной террористической организацией.
"Российская газета": Среди тех стран, с которыми почти невозможно договориться об экстрадиции, чаще всего называют Израиль. Есть ли изменения в отношениях с этим государством?
Александр Звягинцев: Долгое время действительно не было прогресса во взаимоотношениях с Израилем. Но все же нам удалось "растопить лед Мертвого моря". Заслуживает внимания факт выдачи в Россию из Израиля обвиняемого Шубаева - для привлечения к ответственности за разбой и убийство. Он имел двойное российско-израильское гражданство, и этот прецедент должен заставить задуматься многих преступников, кто скрылся в Израиле и добивается гражданства этой страны, рассчитывая избежать экстрадиции. Уже в наступившем году израильские коллеги удовлетворили запрос Генпрокуратуры России о выдаче Еременко, обвиняемого в насильственных преступлениях сексуального характера. Его передача ожидается в наступившем феврале. Эти успехи можно отнести исключительно за счет наших личных отношений с зарубежными партнерами.
"Российская газета": Обмен беглыми преступниками - это улица с двусторонним движением? Когда мы отказываем, когда нам отказывают?
Александр Звягинцев: Процедура экстрадиции обставлена многими условиями, которые закреплены в международных договорах, она связана с обеспечением основных прав человека. Если хотя бы одно условие не соблюдено - в выдаче будет отказано.
Причины отказов в выдаче нам примерно такие же, по которым и мы отказываем в экстрадиции. В основном это касается гражданства страны, на территории которой человек находится, истечение сроков давности. Бывает, что по законодательству того государства совершенное деяние не считается наказуемым. По тем или иным причинам мы за год отказали в выдаче в шесть раз больше, чем иностранные государства отказали нам.
"Российская газета": Многие криминальные беглецы намеренно выбирают те страны, с которыми у России нет договора об экстрадиции. В таком случае они становятся для нас недосягаемы?
Александр Звягинцев: Действительно со многими государствами Россия не имеет договоров о выдаче. И преступники пытаются скрыться на территории именно таких стран либо использовать другие юридические лазейки. Конечно, мы решаем проблемные вопросы, ведь, как говорится, под лежачий камень вода не течет. Например, в условиях отсутствия договора между Россией и США о выдаче, благодаря нашим тесным рабочим контактам с представителями американских компетентных органов, не так давно из этой страны была депортирована Бояринцева, она обвиняется в крупном хищении денег.
И это не единственный случай. Также в порядке депортации из Таиланда, с которым Россия не имеет договора об экстрадиции, нам были переданы Бовсун и Устинов, обвиняемые в контрабанде товаров на сумму свыше 70 миллионов долларов США.
"Российская газета": С кем из зарубежных коллег установились наиболее тесные отношения?
Александр Звягинцев: В 2011 году мы направили за границу более 3 тысяч запросов российских правоохранительных органов о правовой помощи и рассмотрели примерно столько же запросов из иностранных государств. Так что работа идет со всеми. Наиболее успешно, пожалуй, с компетентными органами государств СНГ - Беларусью, Украиной, Казахстаном, Арменией, а также странами Европейского союза. В частности, со Швейцарией, с Францией, Испанией, Польшей и другими. Активно развивается взаимодействие с США. Правовая помощь оказывалась по многим резонансным делам, как в России, так и за рубежом. Например, при расследовании авиакатастрофы под Смоленском самолета президента Польши Леха Качиньского, по фактам взрыва в аэропорту Домодедово, убийства сотрудницы "Новой газеты" Анны Политковской и других преступлений.
"Российская газета": Можно ли рассчитывать, что розыск беглых преступников по всему миру будет усилен?
Александр Звягинцев: Мы считаем необходимым совместно с МИДом России, федеральными правоохранительными органами буквально обложить "красными флажками" лиц, скрывающихся за границей от уголовной ответственности. Осуществлять активный правовой прессинг против них, не давая им ни спокойной жизни, ни возможности пользоваться награбленным. Намерены также шире внедрять в практику новые формы и современные технологии международного сотрудничества, включая активное сопровождение исполнения за рубежом российских запросов, проведение допросов находящихся за границей участников уголовного процесса посредством видеоконференцсвязи.
Главная из задач - наиболее полное обеспечение защиты прав и законных интересов России, ее граждан и организаций. Для этого необходимо расширять географию международного сотрудничества, повышая при этом эффективность усилий по розыску и выдаче нам тех, кто скрывается от российского правосудия за рубежом. Нужно оказывать эффективную правовую помощь для возвращения из-за границы, включая офшорные зоны, имущества, полученного преступным путем, прежде всего от коррупционной деятельности. Предстоит в максимально возможной степени обеспечить оперативное и качественное исполнение как российских, так и зарубежных запросов о выдаче и правовой помощи.
"Российская газета": В международном сотрудничестве очень многое зависит от личного доверия партнеров. Трудно его достичь?
Александр Звягинцев: Эта работа сродни профессии сапера: раз подвел и - доверие утрачено навсегда. Должен сказать, что наши партнеры нам доверяют. Показательно, что на состоявшейся 13 января встрече президента России Дмитрия Медведева с руководством Генпрокуратуры РФ и главами зарубежных прокуратур, а также других иностранных правоохранительных организаций, прибывших в Москву для участия в праздновании 290-летия образования российской прокуратуры, наши гости в своих выступлениях высоко оценили профессионализм, обязательность и порядочность российских коллег, что является непременным условием эффективного взаимодействия.
Генпрокуратура совместно с МИДом много работает над тем, чтобы сломать сложившиеся на Западе в течение десятилетий стереотипы в отношении России и ее системы уголовного правосудия. Мы это делаем постоянно, отстаивая российские интересы и на двустороннем уровне, и на различных международных площадках. В том числе - в ООН, "Группе восьми", Совете Европы, Евросоюзе, Совете государств Балтийского моря, Международной ассоциации прокуроров.
Это очень ответственный, интересный и напряженный участок работы. Прокуратура России не только держит один из главных фронтов международного антикриминального сотрудничества, но и ведет на нем наступление, особенно в последние годы.
СПРАВКА "РГ"
Генеральная прокуратура является центральным органом РФ, принимающим решения об экстрадиции. Правом поставить подпись под таким документом от имени России уже многие годы наделен один человек в стране - Государственный советник юстиции (генерал-полковник) Александр Звягинцев.
Приказом Генпрокурора в 2006 году было создано Главное управление международно-правового сотрудничества, в состав которого входят управление экстрадиции, управление правовой помощи и управление международного права.

genproc.gov.ru
03.02.2012
  • Просмотров: 2396
Рейтинг:
(голосов: 1)


Читайте также:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.